телефон: +7(812) 941-0-945
skype:
Чиню мозги и мебель
Новости сайта:
Олег Матвеев-Гендриксон, семейный психолог и реставратор в СПб

Внутренний критик в рабстве страха обидеть

/ Просмотров: 137 / RSS / Обсудить

Внутренний критик в рабстве страха обидеть

Здоровые дети трехлетки всегда хотят сделать из своих родителей хороших и послушных их воле, а непослушных и нехороших - изгнать.

С реальными родителями так сделать не удается окончательно, даже если родители сами подыгрывают ребенку и стремятся быть для него хорошими, а все неприятное для ребенка в себе искоренить.

Однако надежда, что окончательная победа в борьбе за "хорошего родителя" против "плохого родителя" возможна, может в ребенке закрепиться и стать частью большого невроза.

Победа над плохим родителем за доступ к хорошему всегда имеет горьковатый привкус и нотки тревоги, как в конце фильма ужасов, где вроде б все хорошо, но неподалеку осталось яйцо чужого,

намекая на следующую серию. Плохой родитель вернется. Примерно такой же осадочек остается после вопроса "Ты меня любишь?" и ответа "Конечно, дорогая, очень люблю!". Начинает грызть вопрос "А если б я не спросила, он бы когда-нибудь сам созрел сказать?", "А он правду сказал, или ему просто удобно и он сымитировал это из страха потерять удобство?". От таких вопросов открывается старая рана, и чем больше она беспокоит, саднит и чешется, тем больше вопросов появляется, и чем больше их другому задаешь, тем больше чешется и саднит. Но оооочень хочется расчесать еще.

Если же надежду на победу над плохим родителем впрячь как осла в повозку, и подсказать ребенку, что главное оружие против плохого родителя - это пятерки, грамоты и другие превосходные, замечательные, восхитительные, отличные, уникальные и неповторимые слова, особенно, если их произносят хором разные люди, то плохой родитель перед таким точно не устоит, пристыдится своей критичности, завистливости и желания конкурировать со своим ребенком, и самоустранится навсегда... навсегда? Минут на 5. Но и это лучше, чем ничего.

Досада от того, что окончательная победа ускользает из рук, дразня своей близостью и очарованием, приводит к неуемному импульсивному желанию конкурировать. Даже если рационально ты понимаешь, что конкуренция сейчас неуместна и разрушительна, остановить руку на пути к зудящей ране зачастую не удается, и проблема пухнет и краснеет на глазах. Гнев, отчаяние и беспомощность достичь окончательной победы становятся невыносимы, и возникает призрак уныния, бесконечной жизни без любви и радости, обычно их называют депрессивным болотом.

Обычно именно в этот момент человеку, выросшему в такой обстановке, попадается на глаза статья про внутреннего критика, и затухающая надежда на победу может вспыхнуть с новой силой.

Подозрение о том, что "ты сам себе самый страшный вредитель (и тебя нужно искоренить)", воплощается в форме "мой внутренний критик есть этот вредитель и искоренять нужно его, а не меня" дает почти сразу некоторое облегчение. Уф, искоренять надо не меня. И борьба за любовь и радость находит новое основание, новую пищу и новые тактики.

Привычным образом, в рамках надежды на окончательную победу, борьба за хорошего родителя с плохим родителем воплощается в борьбе за внутреннего критика, который всегда ставит пятерки, с критиком, который ставит колы и двойки. В случае "успеха" в этой борьбе, колы и двойки исчезают как класс, вместе с ними исчезают ориентиры для поведения в обществе, и место колов и двоек занимают страх сумасшествия и позора, а пятерки отягчаются испанским стыдом и фоновым разочарованием. Как в анекдоте про фальшивые елочные игрушки, которые блестят так же, а радости - никакой.

Звучит довольно безысходно... что теперь лечь в болото и медленно пойти на дно?

Вовсе нет. Во-первых, если лечь в болото, оно будет меньше засасывать и ползком можно преодолеть гораздо большее расстояние (и выбраться, и залезть в болото поглубже). Однако, лежать в болоте противно. Как и пытаться наладить контакт со своим внутренним критиком. Большинство моих клиентов поначалу описывают такую работу как копаться в грязи и говне. Это выше их достоинства. Но привлекательный опыт устойчивости, уменьшение тревоги и страха утонуть, больший контроль над главными вещами в своей жизни, лучшая возможность отдыхать и появление, хоть и неуместной, но настоящей радости, со временем перевешивают страха потерять надежду на окончательную победу (грязнулям такое точно недоступно) и отвращение у человека начинает работать иначе.

Для понимания работы с внутренним критиком без борьбы я часто привожу следующий пример:

Дети какают.

Поначалу они питаются молоком, и их какашки не пахнут так отвратительно.

А по мере появления другой пищи они становятся все более и более противными.

Даже если ты стараешься этого не замечать, и скрываешь отвращение к ним, когда убираешь какашки за ребенком.

Все равно дыхание невольно придерживаешь, ноздри чуть сдуваешь и рот стараешься не открывать широко. Чтоб не залетело внутрь.

Еще через некоторое время ребенок, помимо того, что какает, начинает ходить.

И это может превратиться в кошмар. Раньше какашки были только в кроватке и в памперсе. Теперь они могут быть везде.

Бегающий обкакавшийся ребенок, пачкающий все к чему доберется. Что может быть хуже?

Мало того, ребенок при этом еще и не понимает, что какашки - это противно, а ты и так уставший...

Возникает тот самый призрак... ты всю оставшуюся жизнь и все свои силы потратишь на убирание какашек за ребенком. Беспомощность. Гнев. Крик. Стыд, что кричал. Беспомощность.

Без ребенка эту проблему не решить.

Нужно, чтоб он покакал в горшок, минимально пачкая все остальное.

Это была присказка. А вот тут начинается сама сказка.

У ребенка появляется поле ответственности, власти, прав, ошибок, возможности торговаться, мстить, встречаться с беспомощностью, и пр. И однажды появляется первая пятерка за свою деятельность.

Я эту ситуацию называю: "Мама,я покакал".

В ней очень хорошо проявляется проблема внутреннего критика.

Однако, я еще немного приукрашу эту картинку, чтобы суть стала совсем очевидной, и я смог бы себе поставить ту самую пятерку за этот текст.

Еще не имея чувства отвращения к своим какашкам наивный ребенок приходит с горшком к уставшему родителю и сует ему свои какашки под нос,

Какашки пахнут, противные! Ребенок чувствует облегчение, успех и ждет награды! Родителя застали врасплох, и его могут раздирать противоречивые чувства.

Тут вроде б правильно ставить ребенку пятерку, а хочется поставить двойку.

Часть родителей ставят только пятерки, и выражают свое восхищение результатом. Отличные мол какашки. А на лице тень отвращения.

Часть родителей ставят только двойки, и выражают только свое отвращение к какашкам, отсутствию эмпатии у ребенка и его желанию получить поддержку. Выгоняют ребенка. А внутри удерживают радость победы и облегчение. Мол теперь он сам.

Оба этих ответа оставляют тень. Ребенок эту тень чувствует и наполняет своим смыслом, в меру своего трехлетнего понимания мира, где он всему причина.

В первом случае ребенок делает вывод, что он сам отвратителен и все его достижения отвратительны, но родитель очень добрый и терпеливый, поэтому не наказывает и не критикует его, хотя должен бы. Во втором случае ребенок замечает тень радости и облегчения у родителя, в момент изгнания, и делает для себя вывод, что для того, чтобы порадовать родителя и принести ему облегчение от его и так трудной безрадостной жизни, нужно делать всякие гадости и создавать поводы для того, чтоб родитель мог тебя открыто осуждать.

Т.е. у ребенка "Я хороший" превращается в "я плохой", а "я плохой" - в "я хороший".

Так появляются на свет "никогда не достаточно хорошие" девочки и мальчики, и "крутые плохие" девочки и мальчики. А может кто-то еще.

Иначе говоря, проблемы с внутренним критиком решаются взрослением последнего:

- умением его замечать неоднозначность событий, заглядывать на обратную сторону медали, как родитель может заметь, что для него важно, чтоб ребенок умел и терпеть и тужиться, когда надо.

- умением пересматривать критерии оценки, если оценки не помогают ориентироваться в мире, как родитель меняет рацион ребенку, если у ребенка понос или запор.

- умением выдерживать чужие оценки, попавшие на твою территорию в твое сознание, как родитель умеет выполнить обязанность уборки какашек за своим ребенком,

- умением отличать свои оценки от чужих, свои - использовать как критерий хорошего питания и убирать без вопросов, а чужие на чужой территории - рассматривать как признак чужой территории, а не как возможность навести окончательную чистоту во всем мире только своими усилиями.

Это неполный список. Но достаточный, чтоб увидеть отличие от борьбы за безоценочность, чистоту и любовь.

пс: Когда говорят о важности безоценочного восприятия - не врут. Оно важно. Так же, как важно право создавать больше дерьма в туалете. Иначе сложнее тужиться. И ты заполняешься дерьмом, и взрываешься зачастую в самом неподходящем для этого месте. Т.е. в некоторых случаях, когда тебя распирает от оценок внутри себя, нужно потерпеть и донести их до того места, где внутреннему критику будет безопасно сделать свою работу целиком. Чтоб получился хороший продукт. Которым можно гордиться. Который не нужно будет прятать. За который потом не стыдно.

ппс: Тема страха обидеть явно не прозвучала. Так вот, в этом тексте страх обидеть = страх запачкать какашками (оценками) и быть за это изгнанным навсегда.

пппс: Если ваш злобный внутренний критик мешает вам жить, приходите ко мне на терапию, отделим вместе мух от котлет.

Остались вопросы? Задавайте смело в комментариях!

Запись в СПб по тел: или по скайпу: My status

Хочешь узнавать больше? Получай новые статьи в час публикации


  • Комментариев: 0 + ВКонтакте

Блок комментариев ВКонтакте

    Оставьте комментарий!

    Комментарий опубликую после проверки

    Введенный емейл станет вашим логином, конфиденциальность гарантирую

    Подписаться на:
    (обязательно)