телефон: +7(812) 941-0-945
skype:
Чиню мозги и мебель
Новости сайта:
Олег Матвеев-Гендриксон, семейный психолог и реставратор в СПб

§ 4. Социальный работник и психолог

Профессия социального работника, в том числе социального педагога, в нашей стране не является массовой. Это приходится констатировать с сожале­нием, учитывая число проблем, с которыми одному человеку (или семье) подчас просто не справиться. Вот только некоторые из них: инвалидность, одиночество, психически больной член семьи, хронический алко­голизм родителей, бытовой садизм, хронические се­мейные конфликты, девиантное поведение подрост­ков и т. п. Социальная и физическая беспомощность человека — так кратко можно сформулировать про­блемы, которые решает социальный работник, стано­вясь важной частью жизни, можно сказать, судьбы, конкретного человека или конкретной семьи. Соци­альный работник организует жизнь и осуществляет часто очень длительный отрезок ее вместе с чужими для него людьми.

Что является предметом его профессиональной де­ятельности? Хотелось бы ответить — непосредствен-

щцШемы «затцештш кишип t вдсншшм» смежны» профессий______

ное присутствие в жизни конкретного человека, где место социального работника будет определяться сте­пенью его влияния на самые главные составляющие конкретной судьбы человека. Может случиться так, что социальный работник будет выполнять даже роль ка­кого-то органа тела человека — глаз, ушей, ног, рук,

головы.

Естественно, что он должен и обязан (требова­ния профессионализма) делать это в соответствии с закономерностями индивидуальной жизни. Это уже предмет для профессионального сотрудничества пси­холога и социального работника. Именно закономер­ности индивидуальной жизни, в которых важнейшее место отводится задачами и резервам развития, клю­чевым системам отношений с другими людьми, вне которых невозможно решение задач и выявление

резервов.

Социальный работник помогает человеку в реше­нии его задач развития, эта помощь будет более эф­фективна, если он сориентирует свои усилия на выяв­лении резервов развития, способствующих не только адекватной постановке задач развития, но и создаю­щих необходимую для осуществления жизни перспек­тиву.

Психолог через глубинную диагностику может су­щественно помочь социальному работнику в организа­ции его усилий по осуществлению профессиональных воздействий. Если социальный работник относительно постоянно присутствует в жизни другого человека, внося в нее необходимые для ее осуществления воз­действия, то присутствие психолога относительно крат­ковременно. В плане сотрудничества с социальным работником оно тем более ограничено конкретными об­стоятельствами жизни.

Можно сказать, что психолог берет на себя ответ­ственность за адекватную ориентировку в задачах и резервах развития конкретного человека, а социальный работник становится одной из ключевых фигур в сис­теме отношений человека, выполняет исполнительную часть через воздействие, обоснованное содержанием ориентировки.

Изобразим эти отношения в виде схемы. Понимая всю условность этой и предыдущих схем, считаю не-

 

обходимым использование их в тексте, так как это, по-моему, позволяет еще в одной форме уточнить пробле­му профессиональных ограничений в каждом виде деятельности и возможность сотрудничества разныз специалистов, основанную именно на факте этих ог­раничений.

Различие во владении закономерностями инди­видуальной жизни клиента, социального работника и психолога, которое можно описать в понятиях боль­ше, меньше, равно, выглядит как материал, на кото­ром каждый из них строит свое знание о предмете взаимодействия. Для клиента — это его собственная жизнь, обобщенная на доступном для него уровне.

Для социального работника — известные ему за­кономерности индивидуальной жизни, которые для психолога представлены в более широком контексте, который задает научная теория, которой он пользует­ся. Это взаимодействие позволяет решать следующие проблемы:

• проблему адекватного отражения клиентом закономер­ностей его жизни;

• проблему осознания роли и места социального работнике и психолога в его жизни,

• проблему ответственности за осуществление жизни как со стороны социального работника, так и со стороны кли­ента;

• проблему перспектив индивидуальной жизни и возмож­ности их осуществления;

• проблему профессиональной ответственности за воздей­ствие на организацию жизни.

Пц1«емм »шм1Ц8»с1Ш ттт с дрещашшм» смежны» профессий

В принципе перечень профессий, с которыми вза­имодействует или может это делать психолог, по-мое­му, бесконечен, чтобы не впасть в «дурную» зависи­мость от него, остановлю свой список на этом, имея в виду, что там и тогда востребуется знание о свойствах психической реальности человека, где и когда оно ста­новится основой целенаправленного воздействия лю­дей друг на друга.

Тогда это знание приобретает особый характер — оно осознается как ценное, его стремятся фиксировать, сохранять, обновлять и т. д. Другими словами, с ним начинают обращаться как с товаром, сортируя по ка­честву. Не потерять бы при этом критерии истины этого знания. Усвоив однажды, что можно плакать для мамы, а не от боли, не впадем ли мы в крайность потери чувствительности к этой самой боли? Пусть это будет риторический вопрос в конце главы.

 ПСИХОЛОГИЯ В МЕТАФОРАХ И ОБРАЗАХ

«Мир целый — Человек, и мЩ второй любовь ему дала»

Дж. Гербэр

С людьми трудно говорить на языке науки. Об этог свидетельствует не только личный опыт практическо го психолога, но и наблюдение за работой коллег t чтение специальной литературы. Трудно, потому чтс это особый язык, фиксирующий особую реальность для особых целей. Если попытаться сказать об этом «осо­бом» кратко, то получится примерно следующее: язык науки — это способ мышления профессионального ученого, который позволяет фиксировать интересую­щий его предмет для изучения его закономерностей. Это и приводит к тому, что язык науки предназначен для самой науки, в известном смысле, замкнутой на изучаемом ею предмете. Только на стыке нескольких наук возможно влияние языка одной науки на язык другой.

Если в работе практический психолог применяет свою обобщенную теорию, существующую в научном языке, для анализа, фиксации и изменения житейское психологии клиента, то он неизбежно попадает в ситу­ацию взаимодействия двух языков — своего научного и житейского языка другого человека. Оба эти языка описывают одно и тоже — психическую реальность — при этом через описание порождают ее свойства.

|[ШШШ 1 ИН|1« » 1ЦН»

Как быть? Как адекватно решить эту задачу— задачу взаимодействия научного концептуального язы­ка и языка житейской психологии?

То, что эта задача требует особого рефлексивного отношения психолога говорит, иногда кажется, вопи­ет, весь опыт практической психологии, где словесное воздействие и психолога, и другого человека является основным материалом профессиональной деятельнос­ти первого и средством психологической помощи вто­рого.

Вспомним Л.С. Выготского: «Самое существенное для понятия — отношение его к действительности»'. Он же: «Цель и есть объяснение процесса. Главной и ос­новной проблемой, связанной с процессом образова­ния понятия и процессом целесообразной деятельнос­ти вообще является проблема средств, с помощью которых выполняется та или иная психическая опера­ция, совершается та или иная целесообразная деятель­ность.

...Центральной проблемой при объяснении высших форм поведения является проблема средств, с помо­щью которых человек овладевает процессом собствен­ного поведения»2.

Человек овладевает своим поведением, своей пси­хической активностью с помощью средств, адекватных этой реальности — реальности своей психической активности. Такими адекватными средствами могут быть, на наш взгляд, средства перевода научного зна­ния (существующего в виде научных понятий) на язык житейской психологии. Житейская психология выде­ляет психическую реальность не только с помощью слова, но и с помощью действия, образа, движения, фиксируя и одновременно порождая в них чувства, мысли, желания и способности человека, обнаруживая для него самого и для других его Я.

Какими средствами можно обогатить психическую реальность человека, обратившегося за психологичес­кой помощью к профессиональному психологу, владе­ющему научными понятиями о психической реально­сти?

' Л.С. Выготский. Собрание сочинений, т. 2. — М. 1982. 2 Там же — С. 126.

•С.119.

 Петиции i тщца » aipasi»

Поиск ответа на этот вопрос лежит в плоскости вза­имодействия житейских и научных понятий, или, гово­ря сложным языком Жана Пиаже, в процессах гори­зонтального и вертикального декаляжа операций. А дела в том, что житейские и научные понятия человека име­ют разный путь развития, который разворачивается в единой психической реальности. Это неизбежно обус­лавливает их взаимодействие и взаимовлияние.

Однако, данными житейской психологии, выра­женными в житейских понятиях, нельзя произвольно оперировать, а научные понятия могут быть недоста­точно насыщены конкретным содержанием. Усвоение разных понятий приводит к изменению функциональ­ного состояния сознания. Закономерность здесь, по мнению Л.С. Выготского, состоит в том, что для того, чтобы овладеть содержанием сознания, надо, чтобы это содержание уже в нем присутствовало. Словесная ин­троспекция основана на обобщении внутренних форм активности.

Рождение с помощью слова новых форм обобще­ния психической реальности — это одна из главньп задач оказания психологической помощи, так как но' вое обобщение — это расширение сознания, преодо ление стереотипа, шаблона... В конечном счете — эт( один из показателей личностного роста.

Возможности практического психолога оказывай влияние на этот рост связаны с выбором средств, осу­ществляющих взаимосвязь житейских и научных поня' тий, т. е. конкретизирующих научные понятия и делаю­щими осознанными, обобщенными понятия житейские. При этом должно происходить главное, отвечающее задачам его профессиональной работы — ориентация на индивидуальную судьбу человека, с которым он ра­ботает.

Другими словами, необходимые нам средства должны передать то индивидуализированное, персо­нифицированное, всеобщее знание, которое как бы говорит человеку следующее: ты — человек, ты —-уникальный человек, тебе нет равных, ты можешь ме­няться, оставаясь самим собой. Какие же средства искать, где?

Кажется ответ есть, он аккумулируется в слове метафора, дополняя и уточняя его словом образ.

«У всякого образа два лица, — пишет X. Ортега-и-Гассет, — одно из них — это образ того или иного предмета, другое — образ чего-то моего»'.

Чтобы возникла метафора, нужно, чтобы слово, обо­значающее существительное — предмет — начало бы размываться, двигаться, приобрело бы оттенок глаголь-ности». Не могу удержаться, чтобы не продолжить цитату: «Каждый образ есть как бы мое состояние действия, актуализации моего Я. Дадим этому состоя­нию название чувства...

Всякий образ объекта, входя в наше сознание или покидая его, вызывает субъективную реакцию... как птица, садясь на ветку, или вспорхнув с нее, заставля­ет ветку дрожать, как, включая или выключая электри­чество, мы возбуждаем новое движение...

...Метафора, следовательно, состоит в переносе предмета с его реального места в чувство».

А если этим предметом становится сама психичес­кая реальность человека или ее свойства, как это про­исходит в практической деятельности психолога, то тогда с помощью метафоры можно сделать психичес­кую реальность доступной для нее самой, ориентиру­ясь при этом на важнейшее качество человеческой психики — обратимость.

Метафора дает возможность сделать объектом, предметом созерцания и воздействия для каждого че­ловека его собственную внутреннюю жизнь.

Для самого психолога построение метафоры по­добно открытию клетки для птицы, птица — жизнь, улетает из клетки научного понятия, случайно и зако­номерно перелетая с ветки на ветку, обогащая и кон­кретизируя для самого психолога содержание науч­ного понятия, с которым он работает. Вполне может быть, что ему захочется отказаться от клетки от си­стемы научных понятий — для понимания жизни, он выберет другой путь познания истины. Известно, что наука — не единственный способ ее поиска.

Таким образом, для самого психолога построение метафоры, построение образа на основе познанных за­кономерностей, выраженных в научных понятиях— это путь к обогащению своего личного и профессио-

' Ортега-и-Гассет X. Дегуманизация искусства. — М. 1991. — С. 494.

 Г«1М 1(

иишпи i шнрра» и образа»

нального мышления, так как в метафоре нет реальной идентичности предмета и его образа, это ясное созна­ние неидентичности делает процесс построения мета­форы процессом познания свойств предмета и свойств своего внутреннего мира.

На сколько же этот процесс будет необходимым клиенту психолога! Он, клиент, просит о помощи в познании свойств своего внутреннего мира.

Метафора — это одновременно и процесс, и ре­зультат. Процесс мыслительной деятельности, затра­гивающий самые глубинные чувства и результат, по­лученный в ходе этой деятельности.

Результат — метафора — открывает бесконечность горизонта внутренней жизни человека, взаимосвязь внутренней жизни человека со всем миром — это от­крытие закона универсума, доступное только живому, живущему психической жизнью человеку. Давно заме­чено и прекрасно описано Ралфом Эмерсоном', что «любое явление в природе есть символ какого-нибудь явления духовной жизни. Любая ее картина соответ­ствует какому-то состоянию души, и это состояние души может быть выражено лишь посредством этой картины природы, олицетворяющей его. Разъяренный человек — это лев, хитрец — лиса, человек твердых взглядов — скала, просвещенный — светоч... то или иное свойство растения, отдельные его органы, его деятельность или шум, производимый насекомыми, — приобретает для нас самое прекрасное значение, если рассматривать его как пояснение к факту духовной философии или каким-то образом связать его с чело­веческой природой»

«Слово заключает в себе символ. Части речи — это метафоры, ибо вся природа является метафорой человеческой души. Законы нравственного характера;

соответствуют лицу и его изображению в зеркале. Акэ' сиомы физики выражают на ином языке этические за| коны...

...все (вещи—А.Г.) они дадут человеку ощутить ил1 откроют ему, подобно удару грома, законы истинной и ложного, все они перекликаются с десятью зaпoвe^ дями».

Эмерсон. Р. Эссе — М.: Худ. лит., 1986. — С. 36, 39.

Прекрасные слова — добавить к ним нечего. Они дают в руки психолога ключ к построению целостного, динамичного, бесконечного, по возможности, развития внутреннего мира клиента через построение метафор, раскрывающих единство человека с самим собой и его единство со всем миром.

Это возможно, если психолог будет, ориентируясь на содержание научных понятий, на свою обобщенную теорию, строить вместе с другим человеком метафоры и образы, фиксирующие и порождающие обратимые свойства психической реальности.

Используя свой опыт работы с людьми, опыт пре­подавания основ психологического консультирования, появилась возможность показать читателю словарь научных психологических понятий в виде образов и метафор.

Я сознательно выбирала краткое, по возможности, однозначное построение метафоры или образа, чтобы дать возможность читателю при желании расширить поле семантического выбора их по своему усмотрению, снабжая каждый образ кратким пояснением его содер­жания; хотелось показать происхождение его из науч­ного материала.

Формула рефлексивного переживания — это со­держание внутреннего мира, как бы узнающего себя в моменте метафоры, в процессе рождения образа.

Таким образом, перед читателем — следующие ре­альности:

• научное понятие в форме слова;

• образ, предмет ему соответствующий;

• краткое содержание научного понятия ему соответству­ющее;

• Я — чувство, возникающее при движении предмета во

внутреннем мире.

При построении образов предметов я использова­ла опыт групповой работы со слушателями факульте­тов по подготовке практических психологов в разных городах России. Спасибо им всем.

Предлагаемая форма освоения психологического знания может быть использована для следующих це-

лей:                                                            •111

• адекватное сообщение психологической информации;    J 11

 • психотерапевтическое воздействие в индивидуальной и групповой работе;

• как система заданий для студентов и психологов, повыша­ющих квалификацию в области психодиагностики и кон­сультирования;

• как форма экспертного контроля за профессиональной компетентностью лиц, работающих в профессиях типа Человек — Человек.

Хотелось бы надеяться, что проделанная работа будет полезна всем, интересующимся психологией и профессионально работающим в ней.

А

Абсолютный порог похож на грань между видимым и невидимым. (Воздействующий раздражитель начинает осознаваться.) Переживание: «Теперь я знаю, что это. Я тебя узнал».

Абстракция       похожа на поиски серой кошки в

в сумерках. (Поиск самого главного в предмете или явлении.) Переживание:

«Без этого это невозможно!».

Автоматизация    похожа на робота. (Движения осу-движений          ществляются однообразно, по задан­ному плану.) Переживание: «Дело мое здесь, а я могу быть в другом месте».

Авторитарность   похожа на роль кукловода в театре кукол. (Он главный и никому не подчиняется, ни перед кем не несет ответственности.) Переживание: «Я все могу!!!».

Аграфия           похожа на письмо курицы лапой.

(Нарушение каллиграфии.) Пережива­ние: «Буквы меня не слушаются».

Агрессивное        похоже на ураган. (Человек склонен поведение          разрушать все и всех вокруг.) Пережи­вание: «Мне плохо, и вам должно быть f.                     тоже плохо».

адаптационный    похож на сжатие пружины: (Возникает синдром (стресс)   какрезультат напряжения.) Переживание:

«Боже, когда это все кончится!».

Ддаптация        похожа на растворение капли в океане. (Приспособление организма.) Переживание: «Я понимаю то, что вокругменя».

Адекватное        похоже на горошину среди горошин. поведение          (Соответствует ситуации.) Переживание:

«Я свой среди своих».

Альтруизм         похож на вручение подарка чужому человеку без повода. (Бескорыстное поведение.) Переживание: «Я люблю вас люди».

Амбивалентность похожа на черное и белое вместе. чувств            (Двойственность чувств человека по

отношению к одному и тому же предмету.) Переживание: «Меня разрывает на части, я ничего не понимаю».

Апперцепция       похожа на вырезание печенья с помощью разных формочек. (Избирательность и активность — главные свойства.) Переживание:

«Я знаю, что получается».

Ассоциация        похожа на вытягивание цепочки из темной коробочки. (Связь существует, ее можно обнаружить.) Переживание: «Конца нет, все со всем связано».

Астенические      похож на печального Пьеро. чувства —         (Сниженный фон настроения.) астенический тип  Переживание: «У меня ничего не

получается и не получится никогда».

Атрибуция        вместо других людей вижу только каузальная         себя. (Приписывание другим людям

своих свойств.) Переживание: «Я тебя   -насквозь вижу».                      J

 Аттракц ия        похожа на притяжение железа к магниту. (Положительное отношение к человеку.) Переживание: «Ты —мой человек».

Аффект,           похож на свечу, зажженную при неадекватности    ярком солнечном свете. (Поведение не соответствует ситуации, ее нормам.) Переживание: «Яне виноват, что у меня никогда ничего не получается».

Аффект           похож на взрыв баллона с газом. (Накопление отрицательного воз­действия.) Переживание: «Это было не со мной, это был не я».

Аффективные      похожи на игрушку, мокнущую дети              под дождем. (Трудно самому спра­виться со своими переживания­ми.) Переживание: «Того, что я хочу, у меня никогда не будет».

Б

Бессознательное    похоже на червяка в яблоке. (Влияет на человека, но не контролируется им.) Переживание: «Не пойму, что со мной».

Биологические часы похожи на прилив и отлив. (Ритм организма.) Переживание: «Все приходит и уходит».

Бихевиоризм        похож на крысу в лабиринте.

(Психика проявляется в поведении.) Переживание: «Все мы немного животные или люди как животные».

В

Векслера шкалы     похожи на весы для ума. (Измерение интеллекта.) Переживание: «Все равно я — другой».

Взашмодействие    похоже на цирковой номер, когда межличностное     один человек изображает двух

борющихся людей. (Влияние одного

•ия                      человека на другого.) Переживание:

1 '                    «И что им всем от меня надо».

взаимоотношения   похожи на птиц, плавающих в озере. цежличностные     (Есть правила, которые нельзя

нарушать.) Переживание: «Людей вокруг много, а поговорить не с кем».

Влечение           похоже на сильный порыв ветра. (Неосознанная потребность.) Переживание: «Это сильнее меня».

Внимание          похоже на свет фонарика.

(Направленное, сосредоточение активности.) Переживание: «Это мне нужно».

Внутренняя        похожа на взгляд внутрь себя. (Отно-картина болезни    шение человека к своим возможнос­тям.) Переживание: «О мое тело!!».

Внутренняя речь     как будто в человека встроен

магнитофон. (Диалог с самим собой.) Переживание: «Поговорю сам с собой».

Внушаемость       глина со множеством вдавленных следов. (Зависимость от ситуации и другого человека, конформность.) Переживание: «Пусть другие обо мне скажут».

Возраст           похож на человека, бегущего на психологический     перегонки со временем. (Уровень психического развития человека по сравнению с возрастной нормой.) Переживание: «Надо успеть, я должен успеть».

Воля               похожа на действие человека, когда одна рука его тянется к прянику, а другая — к кнуту. (Переживание ситуации принятия решения, основан­ного на противоречивых мотивах.) Переживание: «Сейчас я под током».

Воображение       похоже на строительство замков на песке. (Воображение — построение индивидуального образа.)

 Переживание: «Это мой мир, я его построил сам».

Восприятие        похоже на ситуацию, когда человек трогает с закрытыми глазами шланг и пытается отгадать, что это такое. (Восприятие — это познание предмета в его целостных характеристиках.) Переживание: «Я знаю, что это — слон».

Восприятие        похоже на отражение двух зеркал человека человеком  Друг в друге. (У каждого своя

Я-концепция.) Переживание: «Если я тебя придумала, стань таким, как я хочу».

Восстановления     похоже на то, как из нескольких высших психических старых платьев шьют новое платье. функций            (Взаимодополнение различных функциональных структур.) Переживание: «Все уладится, надо только очень хотеть этого».

Врабатывание      похоже на то, как человек входит в реку. (Постепенное привыкание к воздействию.) Переживание: «Я этого никогда не выдержу... О, нет! ... ну, ничего».

Время реакции      похоже на встречу с большим страшным псом. Человек от страха уже бежит, но пес еще не залаял. (Для осуществления действия необходимо воздействие стиму­ла.) Переживание: «Я знаю, что будет».

Время              похоже на ломаную линию. (Течет психологи ческое     неравномерно, имеет разную направленность, измеряется субъективными единицами.) Переживание: «Мои года — мое богатство».

Вина              похожа на разбитую чашку. (Переживание собственной

несостоятельности в изменении ситуации.) Переживание: «Ничего нельзя сделать».

Высшие            похоже на царя со свитой. (Иерархи-ихические        ческое строение психической реаль-ткции            ности.) Переживание: «Куда уж нам!».

imecHeu и е        похоже на движение спиной по лавочке и последующее падение с нее. (Забывается то, что не имеет значения.) Переживание: «Я же тут был, это было мое».

Т

Гештальт         похож на поиск человека по

отпечаткам пальцев. (Целостная структура.) Переживание: «Отменяне уйдешь».

Глубинная          похожа на человека, засунувшего психология         руки в карманы брюк. (Поиск

источников активности человека в его бессознательном.) Переживание:

«Кажется где-то здесь было».

Готовность        похожа на младенца с бородой. к школе            (Ребенок должен уметь действовать по правилам взрослой жизни.) Переживание: «Я уже большой».

Группа             похожа на перетягивание каната. (Группа всегда организована внешними обстоятельствами или отношениями людей.) Переживание:

«Еще посмотрим, кто — кого».

Групповой          похож на отношение хора и дирижера. дискусси и метод    (Поиск общего через индивидуальное

мнение.) Переживание: «Такхотелось

бы спеть соло».

Гуманистическая    похожа на зерно в земле. (В человеке лсцдсологця          есть потенциальные резервы развития.) Переживание: «А вдруг дождя не будет».

 ...а все люди похожи

д

Дебильяость        похожа на взрослого, серьезно сосущего соску. (Мышление не соответствует возрасту.) Переживание: «Вот ко мне привязался...».

Действие           похоже на дерево в лесу. (Структура действия повторяет структуру деятельности.) Переживание:

«Могу и без вас обойтись, но...».

Депрессивный       похож на человека, прилипшего к синдром            чему-то. (Чувство безысходности,

невозможности что-то предпринять, изменить.) Переживание: «Нет сил вырваться».

Детерминизм       похож на падающее домино.

(Обусловленность, причинность любого явления.) Переживание:

«Не давите так сильно».

Деятельность      похожа на реку. (Форма любой

активности.) Переживание: «А ведь могла бы быть водопадом».

Диагностика       похожа на сравнение заготовки психического        с образцом готовой продукции. развития           (Измерение качеств психической

реальности.) Переживание:

«Неужели я таким и

останусь».

Динамика          похожа на вихрь, который кружит группового         на полевой дороге столб пыли.

развития           (Закономерности в развитии

отношений в группе.) Переживание:

«Никуда не вырвешься».

Доминанта         похожа на клумбу, где среди мелких цветов растет один большой цветок. (Преобладающий очаг возбуждения в коре головного мозга.) Переживание:

«Попробуй, не заметь».

Дооперациональное похоже на кошку, которая не от мышление          личается от мышки. (Предметы объединяются по случайным, субъективным признакам.) Переживание: «А я такое видел».

Дистанция         похожа на бокс. (Мера воздействия психологическая     одного человека на другого.)

Переживание: «Я чувствую тебя

даже, если вижу».

Долг               похож на очень большой камень. (Принятое на себя обязательство.) Переживание: «Хорошо, что этот камень не на шее».

Достижения        похож на горниста с трубой. мотив             (Стремление к результату в любом виде деятельности.) Переживание:

«Вас ждут великие дела».

Ж

Житейское         похоже на стрельбу из пушки по понятие           воробьям. (Результат обобщения человеком его личного опыта.) Переживание: «Я знаю, так будет лучше».

3

Задача             папа Карло увидел нос Буратино в полене. (Цель в определенных условиях.) Переживание: «Вот она!».

Задатки           похожи на крылья страуса. способностей       (Предпосылки, которые могут и не

 использоваться.) Переживание:

«А я еще и петь умею».

Заказчик           деньги. (Человек, который готов платить за психологическую ин­формацию.) Переживание: «Не все измеряется деньгами».

Замещающее       похоже на жвачку в виде сигареты. действие          (Действие, которое выполняет функцию ему не свойственную.) Переживание: «Я-то знаю, что ecmi на самом деле» .

Заказ на            это большой знак вопроса. (Реально, но, психологическую    может быть, не только психологическая помощь            работа.) Переживание: «Поймут ли? Услышат ли?».

Зейгарник          недошитое платье. (Запоминаются эффект            незаконченные действия.)

Переживание: «О, дайте, дайте мне

свободу».

Знак               человек, падающий под знаком:

«Осторожно, гололед». (Содержание знака и его форма могут не соответствовать друг другу.) Переживание: «Все врут календари...».

Значение           похоже на коробку с поливитаминами. (Социально значимое содержание.) Переживание: «Полезно для всех».

Зона              ребенок снизу вверх смотрит на ближайшего        взрослого. (Содержание помощи, развития          которую ребенок может принять

от взрослого.) Переживание: «Как бы

таким стать!».

И

Игра               «вот из-под собаки лают ворота». n n                     (В игре — свои Правила.) lu                     Переживание: «Весь мир — театр».

Игровая            это маскарад. (Человек может менять терапия            роли и правила.) Переживание:

«Каждый день такое не выдержать...»

Идентификация    человек и его тень под движущимся

солнцем. (Процесс построения своего Я.) Переживание: «И я, инея, имое, иле мое...».

Избирательность   похожа на очки. (Человек видит то, что восприятия        хочет и умеет видеть.) Переживание:

«Почему вокруг столько дураков?».

Индивидуальность  похожа на луковицу. (Единичность, относительная независимость от других.) Переживание: «И вместе мы врозь».

Инертность        похожа на поезд, который продолжает двигаться без рельсов. (Сохранение длительное время без изменений какой-либо формы активности.) Переживание: «Все еще впереди, ничего не надо менять».

Инстинкт          похож на страх собаки и человека, когда они неожиданно увидели друг друга. (Неконтролируемое сознательное побуждение и соответствующее ему поведение.) Переживание: «Что такое?».

Интеллект         похож на программу для компьютера, но только в голове человека. (Контролируемый человеком поиск истины.) Переживание: «Главное — порядок».

Интраверт         похож на улитку в своем домике. (Тип человека, не склонного демонстрировать другим содержание своего внутреннего мира.) Переживание: «Не трогайте меня».

Интервью          похоже на стриптиз. (Метод получения психологической информации через

11 Абрамова Г С

 вопросы иней. / ^е^е-лшьсшиу. «^rub^L так естественно ».

Интерес           похож на замочную скважину.

(Избирателен, устойчив или наоборот.) Переживание: «Ну, ну, посмотрим, что это...».

Интериоризация    похожа на заглатывание шпаги. (Вращивание внешних форм активности.) Переживание: «Неужели, настоящее?».

Интуиция          похожа на полеты летучей мыши. (Неконтролируемый человеком поиск истины.) Переживание: «Не вижу, но знаю».

Инфантилизм      похож на зеленый апельсин.

(Незрелость личности.) Переживание:

«Думаю, что я уже всего достиг».

Истерия           похожа на соринку в глазу, которую очень трудно вытащить. (Затруднен контроль за свойствами своих эмоций.) Переживание: «От меня вы никогда не избавитесь».

К

Катарсис          похож на глоток воды в летний

зной. (Освобождение от напряжения.) Переживание: «Заново родился».

Климат            камин в доме. (Отношения между ч психологический     членами группы.) Переживание:

-                    «Это и от меня зависит».

Когнитивный       похож на мышеловку для кошек. диссонанс          (Несоответствие знаемого и

реального.) Переживание: «Этого не может быть, но все-таки...».

Коллектив         похож на муравейник.

(Организованность.) Переживание:

«Кто это — мы?».

Комплекс           похож на человека на ходулях. нелолноценнослш — (Несоответствие реальных качеств комплекс           человека и его представления о них.) превосходства      Переживание: «Не удержусь, но попробую».

Кодекс             похож на песочные часы. психолога          (Обязательные этические правила, которые нельзя нарушать.) Переживание: «Есть только миг между прошлым и будущим...».

Консультирование  похоже на чистку горячей картошки. психологическое     (Поиск резервов человека и их

использование самим человеком.) Переживание: «Горячо, но необходимо».

Конгруэнтность    похожа на набор лекал. (Достижение соответствия с клиентом.) Переживание:

«Я же в нем не растворяюсь».

Контекст          похож на следы, уходящего к горизонту человека. (Прошлое, настоящее и будущее в судьбе человека.) Переживание: «Не вернусь!!».

Конституция       изображение в кривом зеркале. человека           (Природные свойства организма.)

Переживание: «А я знаю, какой я...».

Контроль          похож на родительский ремень. социальяыи         (Нормы поведения, необходимые для выполнения, с точки зрения других людей.) Переживание: «Аяне боюсь».

Конфликт         похож на сосуд, в который налили

слишком много воды. (Несоответствие

 точек зрения на один и тот же предмет.) Переживание: «Кто-нибудь, сделайте что-нибудь».

Конформность     похожа на великана, стоящего на коленях среди карликов. (Отказ от собственного мнения, собственных чувств в пользу чужого.) Переживание:

«Не трогайте меня, я свой...».

Коэффициент      похож на двух рыбаков с разным интеллекта        уловом. (Возможность человека

решать стандартные для его возраста задачи.) Переживание: я Зато прошлый раз... а то ли еще будет».

Коррекц ия          похожа на новобранца, подстриженного психологическая     под нуль. (Необходимость

соответствовать возрастной или другой норме.) Переживание: «Стань человеком, стань человеком».

Клиент            похож на треснувшее яйцо, из

которого собирается выйти цыпленок. (Человек, который осознает необходимость своего изменения.) Переживание: «А кто я?».

Кривая             похожа на отжимание на руках. (Изме-упражн ения         нение активности по мере ее повторения.) Переживание: «Больше —не лучше».

Кризисы           похожи на черные полосы у зебры. возрастные        (Периоды в жизни человека, когда с ним происходят существенные изменения.) Переживание: «Толи еще будет».

J\.

•кивость          похожа на велосипед без педалей.

(Замена одного свойства психической реальности другим.) Переживание:

«Я умею вами управлять».

. \ идер              это указательный палец, поднятый

вверх. (Человек, занимающий ведущее место в структуре группы.) Переживание: «Я самый главный, я — власть».

Личность          похожа на кочан капусты с

кочерыжкой. (Имеет определенную структуру, устойчива.) Переживание:

«Я могу быть».

м

Массовые          похожи на множество людей, которые коммуникации      едят одну большую сосиску. (Воздей­ствие одной и той же информации на большое количество людей.) Переживание: «Это и мое тоже».

Меланхолик        похож на опущенный занавес. (Пониженный фон настроения.) Переживание: «Никогда ничего не случится...».

Мнемоника,         эту телегу везет курица. (Искусство мнемотехника      организации запоминания.)

Переживание: «Во всем есть смысл».

Модальность       похожа на два листка дерева, которые не похожи Друг на друга. (Свойство или группа свойств, объединенных по какому-то признаку.) Переживание:

«Назови меня по имени».

Мотивы           похожи на множество самых разных предметов, в беспорядке лежащих в коробке'. (Источник активности человека, имеющий конкретное предметное воплощение.) Переживание: «Хочу, очень хочу».

 Мышление          похоже на компьютер. (Поиск нового, скрытого, с использованием известного.) Переживание:

«Я знаю то, что я знаю».

н

Навязчивые         похожи на человека, которого опутали состояния          веревкой. (Длительное, слабо конт­ролируемое состояние.) Переживание:

«Ничего не могу поделать».

Навык             каллиграфическая пропись, а под ней — образец обычного письма. (Осваивается по правилу, осуществляется по индивидуальным возможностям.) Переживание:

«Ну, умею уже, умею».

Настроение        похоже на времена года. (Состояние устойчивое, длительное, как бы не замечается человеком.) Переживание: «У природы нет плохой погоды...».

Неврозы           человек, который зажал уши руками. (Состояние разлада с самим собой и миром.) Переживание: «Оставьте меня в покое».

Негативизм        А! = а! (А равно не — А). (Отрицание очевидного.) Переживание: «Это ты говоришь — «яблоко», а я говорю — «тыблоко».

Нормы            похожи на ящик с неплотными социальные        стенками. (Принятые правила

поведения.) Переживание:

« Тесновато...».

Новизны           вкус горечи вместо ожидаемой эффект            сладости. (Переживание нового раздражителя или изменения свойств старого раздражителя.) Переживание: «Это я хорошо запомню».

О

Обобщение         похоже на круг. (Выделение общего признака на любом основании.) Переживание: «Неужели это все».

Обоняние          похоже на цветок. (Выделение

наиболее значимых с давних времен свойств ситуации.) Переживание:

«Я же не собака».

Образ             похоже на превращение руки в лебедя — на экране игра теней. (Субъективное отражение реальности.) Переживание: «Этоя видел сам».

Образное          это кентавр. (Познание новых мышление          свойств предметов с помощью

восприятия их.) Переживание: «Для меня в этом столько всего скрыто».

Ответственность похожа на Сизифов труд. (Делать себя участником процесса, влиять на его течение.) Переживание:

«Тяжело, но надо».

Обучаемость       похожа на молоток, стучащий по камню. (Свойство человека изменяться.) Переживание:

«Кто кого?».

Обучение и         наливают воду в воздушный шарик. разв ит и е          (Качественное изменение под

влиянием воздействия.) Переживание:

«Есть ли этому предел?».

Одаренность       похожа на Деда Мороза с подарками. общая             (Возможность выполнять успешно различные виды деятельности.) Переживание: «Что же мне дадут, ведь у меня уже есть...».

Одаренные дети    младенец, читающий книгу. (Развитие ускоренное.) Переживание: «Этот ребенок — мой!».

 Ожидания          спортивная медаль на веревочке. социальные         (Роль обязывает.) Переживание:

«А если не сумею выиграть?».

Операция          ножницы и нож. (Способ действия, определяемый целью.) Переживание:

«Неужели не придумаю, как этого добиться?».

Опосредованность похожа на рукопожатие в перчатке. (Использование специальных средств для организации активности.) Переживание: «Кто вы на самом деле?».

Ореола эффект     рекомендательное письмо. (Влияние информации на непосредственное восприятие.) Переживание: «Не верю своим глазам».

Ориентировочная   похожа на игру в жмурки. деятельность       (Планирование активности через

анализ ситуации.) Переживание: «Как

бы не упасть!».

Отражение         Васнецовская Аленушка у пруда. психическое         (Активное, опосредованное, знаковое. Переживание: «Поговори со мной».

п

Памяти объем      похож на ведро с водой. (Объем

памяти ограничен, может измениться „                     подвлиянием обстоятельств.) О                     Переживание: «Так много всего».

Память            похожа на коробку с кинолентой. (Процесс сохранения, воспроизведения...)

Переживание: «Этот груз бывает так тяжел».

Персеверация       похож на вращение пластинки без звука. (Возвращение к прошлому.) Переживание: «Нового ничего нет, все повторяется».

Поведение          похоже на змею, убегающую от своей старой кожи. (Организованная активность.) Переживание: «Что же там, за горизонтом?».

Персонификация    похожа на луковые слезы. (Известен источник, порождающий активность.) Переживание: «Я вас таким помню».

Поле              похоже на исписанный лист бумаги. феноменальное      (Содержание сознания, открытое для человека в конкретный момент времени.) Переживание: «Неужели это все?».

Понимание         похоже на проявление фотографии. (Нахождение соответствия.) Переживание: «Я сделал это».

Подтекст          похож на двойное вязание. (Скрытое содержание.) Переживание: «Все равно не найдете».

Позиция психолога  похожа на иглу в стерильной упаковке. профессиональная   (Обобщенные теоретические знания, определяющие действия.) Переживание: «Граница должна охраняться».

Пользователь       похож на нарукавники. (Человек,

который применяет психологическую информацию, не отвечая за нее.) Переживание: «Это я случайно нажал кнопку военной тревоги».

 Понятие           похоже на растягивающуюся сетку. (Форма мышления, предполагающая обобщение по существенному признаку.) Переживание: «Неужели этому нет конца».

Поступок          обрыв над пропастью. (Действие,

совершаемое сознательно, направлено на изменение жизненной ситуации.) Переживание: «Начал новую жизнь».

Представление     похоже на оторванный листок календаря. (Индивидуальное, обоснованное личным опытом знание о предмете.) Переживание: «И я там был».

Привычка          дверной замок. (Воспроизводимое в любых условиях действие.) Переживание: «А вдруг ключи потеряю».

Принятие          похоже на подъем штанги рывком. решений           (Постановка цели, выбор средств.)

Переживание: «...Придется говоришь

и б».

Прогрессивные      похожи на гербарий. (Специальные матрицы Равена    задания для исследования

интеллекта.) Переживание: «Аестьли здесь место этому листочку!!».

Превра щенные      вода в разных состояниях остается формы сознания    водой. (Изменения содержания сознания в виде знаков.) Переживание: «Это все я».

Пространство     похоже на меблированные комнаты. психологическое     (Внутренний мир человека оганизован.)

Переживание: «Найдется ли в сердце

у вас уголок».

Проекция           художник вместо портретов рисует

автопортреты. (Человек переносит .                     свои мысли и чувства на другого 1                     человека, приписывает их ему.)

Переживание: «Почему они все-таки не такие, как я?».

Психическая        похожа на густой туман. (Она реальность         существует по своим законам,

обладает обратимостью — это ее основное свойство.) Переживание:

«Собственной руки не вижу».

Психоанализ        похож на встречу с котом из мешка. (Поиск скрытых причин поведения.) Переживание: «Не такой, это не он!»

Психология         похожа на большой мыльный пузырь. (Знание о душе, которое может разрушить душу.) Переживание:

«Кому же это надо?».

Психометр ия       похожа на игру « Гигантские шаги». (Свойства психической реальности можно измерить.) Переживание:

«Я могу пройти задом наперед».

Псевдожизнь        похожа на рубашку с чужого плеча. (Недоверие человека своим мыслям и чувствам.) Переживание: «Кто-то, где-то, что-то сказал...».

Психолог           похож на хирурга. (Открывает человеку практический       психическую реальность.) Переживание:

«Я тебе доверяю».

Психологическая    напоминает человека, стоящего помощь            перед замутненным зеркалом.

(Воссоздание для человека ресурсов его развития.) Переживание: «Он мне нужен».

Психопатия        человек, разрывающий на груди

рубашку. (Неадекватное эмоциональное реагирование.) Переживание: «Этоне муха, а слон, слон, слон...».

Психотерапия      похожа на купание в незнакомой реке. (Психологическая помощь,

 предполагающая реконструкцию личности.) Переживание:

«Я становлюсь другим, новым...».

Р

Развитие психики   похоже на разлив реки весной.

(Качественные изменения сознания, деятельности и личности.) Переживание: «Где они — другие берега».

Разум              похож на прохладу в летний зной. (Выделение основного, главного в предмете и явлении, осознание этого процесса.) Переживание:

«Ясно, ясно, а дальше?».

Реакция            это удар по собственному лбу, когда

там сидит комар. (Ответ на воздействие.! Переживание: «Я тебе покажу».

Релаксация         похожа на белье, сушащееся на ветру. (Снятие напряжения.) Переживание:

«Ну вот, теперь все будет по-другому».

Реминисценция      похожа на неожиданно вспыхнувший свет. (Воспоминание под влиянием ситуации.) Переживание: «Такуже было, я это узнаю».

Регрессия          похожа на шарик, из которого выходит воздух. (Снижение уровня, на которое осуществляется активность.) Переживание: «Я уменьшаюсь, я — маленький».

Ретроспекция      похожа на движение задом наперед. (Обращение к прошлому.) Переживание: «Тогда я, кажется, моложе и лучше, кажется, была».

Рефлексия          похожа на зеркало в руках самого человека. (Возможность выделить самому свойства своей активности )

Переживание: «Свет мой, зеркальце, скажи..».

Речь               похожа на водопад. (Употребление языка.) Переживание: «Только не все на мою голову».

Ригидн ость        похожа на напряжение кариатид.

(Постоянство, неизменность процесса или качества.) Переживание:« Тяжело, наверное, бедняге..».

Риск              похож на прыжок с высоты с

завязанными глазами. (Принятие решения о действии без детального анализа условий действия.) Переживание: «Даже море соленое...».

Рисунок           похож на яичную скорлупу, которую детский           покидает цыпленок. (Продукт

деятельности.) Переживание: «Ясам

себе построю дом».

Роль               похожа на слова и ноты для песни. (Правила, определяемые местом в обществе.) Переживание: «Это моя песня?!».

С

Самовоспитание    напоминает ситуацию, когда человек парится веником в бане. (Воздействие на себя с конкретной целью.) Переживание; «Ничего, браток, потерпи!».

Самооценка        похожа на примерку платья.

(Применение к себе определенной системы критериев.) Переживание:

«Вовсехнарядах, душенька...».

Самосознание      похоже на сосание человеком своего пальца. (Выделение в качестве предмета своей психической реальности.) Переживание: «Укусить, что ли?».

 Самоутверждение   похоже на возведение памятника самому себе. (Переживание своей ценности любой ценой.) Переживание: «Другим быть не хочу».

Сангвин ик          похож на чистое белье, высушенное на морозе. (Устойчивость, уверенность, активность.) Переживание: «Годится..'.».

Сензитивные       похожи на вкус мороженого, когда его периоды           только начинаешь есть (Период повышенной чувствительности.) Переживание:«Так быстро, хочу еще...».

Сенсомоторный    похож на большую кастрюлю, которую интеллект         пытаются запихнуть в маленькую. (Познание через действие.) Переживание: «Я сам так делаю!».

Символическая      напоминает иероглиф. (Символ функция            доступен другому через его создателя.) Переживание: «Никто меня не понимает, только ты...».

Синкретизм        похож на букет из хвои, цветов, лент. (Объединение по личному вкусу.) Переживание: «А почему бы и нет?».

Синтез            похож на суп. (Объединение

различного.) Переживание: «Лучше вместе?!».

Смысл             похож на почерк. (Индивидуальное, отнесенное к своему опыту содержание.) Переживание: «Аутебя такого нет!».

Смысловой         иностранное правописание. (Различие барьер             в понимании одного и того же явления разными людьми.) Переживание: «Надо же такое выдумать, уму непостижимо!».

Совместимость    в одной упряжке конь и трепетная групповая          лань. (Возможность достижения

общей цели ) Переживание: «Смотри, как н апрягл ись, а в езут..!»

Сознание          похоже на алфавит (Организованно, многопланово,обладает спонтанностью.) Переживание:

«Я тоже человек и могу понимать!».

Социализация      похожа на вкладывание одной мат решки в другую. (Освоение социальных норм, организующих активность.) Переживание: «Когда же это кончится?».

Способности       похожи на пружину в сундуке с секретом. Потенциальные возможности освоения деятельности.) Переживание: «А вдруг не откроют?».

Сплоченность      похожа на кирпичную стену без групповая          цемента между кирпичами.

(Отношения между членами группы по поводу общего предмета.) Переживание: «Только бы не упасть!».

Событие          похожа на морщину на лице. (Время появления индивидуально значимого переживания.) Переживание: «Мир стал другим».

Спонтанность     похожа на родник. (Активность.) Переживание: «Я живой!»

Статус           индейский вождь в праздничном

уборе. (Место в системе отношений.) Переживание: «Я — не они!».

Стенические        похожи на мускулы культуриста. чувство            (Активные, побуждающие.)

Переживание: «Настоящие ли?»

Стереотип        похож на след печати. (Знание, социальный         принимаемое на веру.) Переживание:

«Трудно смыть?».

 Сублимация        похожа на воду, которая может

давать электрический свет. (Переход одного вида напряжения в другую форму.) Переживание: «Это тоже Я?».

Т

Талант            похож на жемчужину в раковине. (Высоко развитая способность.) Переживание: «Бывает же такое!».

Текст              похож на звездное небо. (Бесконечен.) Переживание: «Земля тоже кажется звездой».

Т-группа           похожа на умывание снегом. (Группы личностного роста.) Переживание:

«Хорошо, но много не надо!».

Темперамент       течение вод. (Каждая активность имеет свою динамику.) Переживание: «Это сильнее меня?».

Тест              похож на линейку. (Психометрическое средство.) Переживание: «По одежке протягивай ножки!».

Тревожность       похожа на белого зайчонка осенью.

(Ориентировка не имеет границ, выхо­дит за временные пределы действия.) Переживание: «Как бы чего не вышло?».

У

Уверенность        похожа на барашка, который упорно в себе              бьет головой в преграду. (Знание своих возможностей и ценность своей психической реальности.) Переживание: «Ямогу!».

Уровень            прыжки в высоту через планку. притязаний        (Цель, которую ставит человек, л и чн ост и           трудность этой цели для него.)

Переживание: «Мне хотелось бы это!».

10 С Умственный        похож на сборник кроссвордов. UuD возраст           (Что человек знает, что человек

умеет из познавательных действий.) Переживание: «Все знать невозможно!».

Установка         заряженное ружье. (Готовность к

действию под влиянием повторяющихся воздействий.) Переживание: «Как известно, заряженное ружье...».

Учебная            похожа на постройку дома. деятельность       (Квазидеятельность, направленная на изменение активности.) Переживание:

«Его же можно всю жизнь строить!».

Уход               похож на йога в позе лотоса.

(Защитный механизм, связанный с избеганием психологического воздействия.) Переживание: «Анам все равно, а нам все равно...».

Ф

Флегматик         похож на густое повидло. (Медленное течение всех психических процессов.) Переживание: «А куда торопиться?».

Фантом сознания   призрак. (Идея, искаженно отража­ющая реальность, но оцениваемая как истинная.) Переживание: «Не вижу, но чувствую!».

фобии             ежедневная встреча с разными

привидениями. (Устойчивые страхи, не контролируемые.) Переживание: «Они все время здесь со мной, я от нихне могу избавиться!».

Фрустрация        лбом об стенку с разбега. (Препятствие на пути удовлетворения важной потребности.) Переживание:

«Ой-ой-ой!».

Характер          похож на отпечаток пальца.

(Устойчивые свойства личности.) Переживание: «Это трудно           nni изменить?!»,                        uui

 Холерик            похож на кипящую воду. (Активность, слабость контроля за изменениями активности.) Переживание: «А если оставить без огня?».

Ц

Центрация         похожа на точку на линии. (Делать фокусом сознания, вводить в поле внимания.) Переживание: «Это — главное?».

Ценность          похожа на товарный ярлык, человека           брошенный в мусорный ящик.

(Возможная сопоставимость человека с другими людьми и предметами культуры.) Переживание: «Друзья, купите дядю Тома!».

Ч

Чувства           похожи на бьющееся сердце. (Есть

всегда у живого, имеют разные формы.) Переживание: «Мое сердце больше, чем я».

ш

Шкал ирован и е      похоже на строй солдат. (Установление однолинейной зависимости.) Переживание: «А он, а он, он — самый маленький».

э

Эгоцентризм       алфавит, состоящий из одних Я.

(Понимание мира только на основе своих переживаний.) Переживание:

«Все вокруг мое!».

Эйфория          похожа на смех от щекотки.

(Повышенный неестественный фон настроения.) Переживание: «Не могу не хохотать!».

Экстраверт        дерево, открытое всем ветрам.

(Человек, стремящийся к проявлению свойств внутреннего мира.) ЧЧЙ                     Переживание: «Я для васЧ».

Экстериоризация   «нарисую огород, в нем смородина растет». (Проявление свойств психической реальности во внешне фиксированной форме.) Переживание: «Что нам стоит, дом построить,нарисуем, будем жить!».

Эмоции            похожи на остановившуюся минуту. (Чувство, отнесенное ко времени его возникновения.^ Переживание: «Все, свершилось!!»

Эмпатия          похожа на упаковку сосисок в

целлофан. (Совместное переживание разных людей.) Переживание:

«Я тебя понимаю, я тебя понимаю..».

ю

Юношеский         похож на май. (Максимализм.) возраст            Переживание: «В мае бывает и снег, и гроза, и солнце, и морозец!».

Я

Я                  похоже на поход человека за линию горизонта. (Бесконечность, спонтанность, индивидуальность, самообоснованность, интегральность.) Переживание: «Хотелось бы догнать!».

Якорь              похож на занозу. (Термин НЛП, позволяет зафиксировать момент возникновения нового переживания.) Переживание: «Мешает что-то!».

Язык              похож на часы, которые развалились надетали. (Система знаков.) Переживание: «Нужен Мастер».

Ядро личности      похоже на кочерыжку в капусте.

(Устойчивые качества, определяемые типом.) Переживание: «Без меня       ппа не устоять».                       нй3

 Я-концепция        похожа на гитару без струн.

(Обобщенное представление о себе, основанное на воздействии других людей.) Переживание: «Я есть, я здесь».

ИНДИВИДУАЛЬНЫЕ ПРОГРАММЫ СОВЕРШЕНСТВОВАНИЯ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ ПОДРОСТКА СО ВЗРОСЛЫМИ (ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ)

Как показывает практика психологического кон­сультирования, в каждом факте анализа мотивации учебной деятельности подростка психолог имеет дело с уникальными данными, которые реально могут быть осмыслены только в свете обобщенной психологичес­кой теории.

Для построения индивидуальных программ совер­шенствования мотивации учебной деятельности психо­лог может пользоваться данными методики преподавания различных предметов, данными психолого-педагогичес­ких теорий развивающего обучения, психотехнически­ми, психокоррекционными и психотерапевтическими приемами. Необходимость владения этими материала­ми в работе практического психолога обусловлена тем, что индивидуальные программы для подростков очень приблизительно можно разделить на два вида:

1) совершенствование действий с учебным предметом; осво­ение структуры учебной деятельности;

2) совершенствование взаимодействия со взрослыми, разви­тие «Я-концепции».

Практический психолог, занимаясь консультиро­ванием по проблемам мотивации учебной деятельнос-та, решает для себя и проблему ответственности за те

 lipiinjiiiniiiie 1рогранмы совершенЕтаоеаши шимцеИснм дщрисш н присными

изменения в мотивации, которые были бы целесооб­разными в конкретной ситуации. По нашему мнению, психолог должен расделять эту ответственность с ро­дителями в тех моментах его работы, когда требуется резкое и обязательное изменение условий жизни ре­бенка. Как известно, проблема выполнения клиентом рекомендаций психолога-консультанта — одна из наи­более сложных для контроля; известно, что многие кли­енты чувствуют себя удовлетворенными уже самой си­туацией консультирования и не прилагают усилий для изменения ситуации (М. Аллан и др.). Нам кажется целесообразным учитывать эту особенность психоло­гического консультирования и стремиться к тому, что­бы в работе с клиентом последний получал как можно более точную и доступную для него психологическую информацию.

Остановимся подробнее на некоторых конкретных фактах консультирования подростков и их родителей в ситуации создания и осуществления ими индивиду­альных программ совершенствования мотивации.

Мама Кати (11 лет): «Жуткая девочка. В школу ходить не хочет, закрывается в своей комнате и сидит там. Учится, если учится, нормально; троек почти нет, в основном четверки и пятерки, особенно по фран­цузскому (она в спецшколе). Мы уже ее и ругаем, и наказываем. Отец даже порол несколько раз. Я думаю, что она не идет в школу, потому что учительница-классная к ней относится с подозрением, и ребятам это подозрение передается. А Катерине надо всегда быть в центре, она все организует с ребятами: то игры, то театр, а сейчас они ее не очень-то стали слушать из-за того, что произошло. Даже страшно об этом го­ворить — она стала тянуть всякие мелочи. Утащит, а потом раздает ребятам. Даже с учительского стола, как учительница говорит, какую-то мелочь стянула и ре­бятам отдала. Она стыдила ее перед ребятами, Кате­рина это пережила, ходить в школу не отказывалась, а тут вот уже полгода я ее выгоняю или провожаю в школу. А тянуть она все равно тянет. Хотелось бы, чтобы вы помогли нам разобраться в том, что с ней происходит. Как нам заставить ее ходить в школу? Она

-.„ же нормальная, хорошая была девочка, училась охот-

u'vi но, а тут...»

Когда Катя появилась в кабинете психолога, она после знакомства сразу начала плакать и просить сквозь слезы, чтобы мама ушла из кабинета. Оставшись наеди­не с психологом, она стала горячо просить, чтобы ее избавили «отдуриков», она не хочет, чтобы они были, а они все равно приходят. Она сама сказала, что мама не может ей помочь, мама только ругает или плачет, но никогда с ней не разговаривает. Катя стала просить поговорить с ней о ней, а не о школе и не об отметках. Психолог пообещала это сделать обязательно, спросила только, хочет она это сделать сейчас или в другой раз. Этот вопрос возник потому, что девочка была очень возбуждена, порой не могла сдерживать слезы (реаль­ная работа проводилась с ней потом не в кабинете пси­холога, а дома, у Кати в комнате). Для разговора о ней Катя выбрала метафорическую форму, когда психолог предложила ей рассказать все, что она бы хотела о себе. Катя предложила: «Давайте я напишу вам рассказ». В результате она написала не рассказ, а целую «книгу» в восемь глав с приложением к 7 главе и толковым словарем для бестолковых читателей.

Мы рассматривали эту книгу как диагностический материал для анализа семейной ситуации и отноше­ния к себе Кати.

В данной ситуации семейные отношения — отно­шения мужа и жены — представляли собой постоян­ную борьбу за лидерство, с обесцениванием друг друга в глазах детей. Отношение Кати к себе крайне неустой­чивое, преобладает тревожность как интегральная ха­рактеристика личности, предельно неудовлетворенная потребность в признании другими людьми. Воровство можно было квалифицировать как демонстративное. Отношение с другими людьми сверхзначимо для моти­вации всех видов деятельности, в том числе и учебной, ориентировано на использование нравственных норм. Подтверждением этого могут быть несколько главок из Катиной книги:

Глава 2. «Один раз Кеша (попугай, герой книги. — А. Г.) спал, пришел вор и украл машинку. Когда Кеша проснулся, машинки не было... И он решил найти сво­его друга. Но тут хозяйка увидела, в чем дело, и вызвала милицию. Когда друзья увидели друг друга, они запели . . свою песенку.»                                    u-ru

 Глава 3. «...Когда Кеша рассказал Кате эту историю. Катя решила наказать этого вора... Наконец они нашли этого вора. Это был... не хочу говорить. Мы придумаем ему такое наказание!

Глава 4. Если ему нужна была машинка, тогда давайте ему купим этих машинок 10000000000000 4-, 10000000000000. Тогда мы к тебе сейчас придем, только не скажем ему и подружимся. Зачем тебе эти машин­ки? Ты лучше приди к нам и, мы будем с тобой дру­жить... только ты не думай, что мы заберем у тебя эта машинки.

Глава 7. «И вот остался он один (другой герой. -А. Г.). 1 день, 2 день, 3 день— скучаю. Позвонил он ним (к родителям. — А. Г.) и говорит:

«Давайте жить дружно, я исправлюсь. Но тут я та сказала Маме и Папе:

«Что с ним? Тогда давайте, — сказал он, — попро| шу у них прощения».

«Пошли со мной», — сказала я так.

«Я исправлюсь».

«И учиться буду».

Приложение к 7 главе: посадили его в сарай, ка] ляжет спать, сны про родителей, про школу. Все времз мучает совесть. Начать все сначала, учиться, работать Раньше плохие дела не давали так думать. Глава 8 Пришли к родителям, стали просить прощения. Роди тели рады, он рад, другие рады.

Толковый словарь для бестолковых читателей:

— дружба — мальчик дает цветы девочке

м+д= д;

— совесть — ты сделал не то, что надо, у тебя внутри ругается;

— не слушался — не делал все как надо, мешала Лень;

— прощение — я не буду тебя ругать, а любить;

— ЯтаК — отражение Кати в зеркале.» В данный момент обсуждения проблемы мотива­ции учебной деятельности мы обсуждаем проблему создания психологом индивидуальных программ ее совершенствования подростком, поэтому о работе с родителями Кати упомянем кратко — это было их уча­стие в группе родителей, которые обсуждали пробле­му поощрения, наказания и прощения во взаимодей-

щищиыьи ^граммы [ширшшюваиш наимщИстии щит а проспим»____JJ

ствии с подростками с последующим обучением их элементам рефлексии на содержание взаимодей­ствия с подростками, то есть работа с их «Я-концеп-цией».

Катя длительное время (более года) посещала пси­холога тогда, когда ей это представлялось нужным самой. Открытым текстом проблема воровства никог­да не обсуждалась, но каждый раз Катя рассказывала в метафорической форме о том, как она борется с «ду-риками». Содержание работы психолога с Катей— создание у нее положительного отношения к себе, обучение словесным формам выражения своих чувств и переживаний.

После первого приема у психолога родителям было рекомендовано на время (для этого была возможность) забрать Катю из ее постоянной школы. Месяц она провела с матерью в санатории, затем регулярно встре­чалась с психологом в течение двух месяцев, затем посещала его по своему желанию. Параллельно с этим шла работа с родителями Кати. К концу учебного года (через 3 месяца работы с ней) она уже могла спокойно говорить о школе, анализировать свое отношение с учителями и их отношение к ней. Активного желания ходить в школу не проявляла.

Даже такое краткое описание этой поистине дра­матической ситуации позволяет, по нашему мнению, поставить вопрос, который реален в любой ситуации консультирования подростка, — может ли подросток сам осуществить изменение в своей мотивационной сфере? Вопрос этот, как нам кажется, правомерен, так как воздействие на него взрослого — это чаще всего призыв: «Старайся и учись». Содержательно эти при­зывы почти не подкрепляются.

При анализе ситуации с Катей мы склонны отве­чать на поставленный вопрос отрицательно, основным аргументом такого ответа является недоступность для самого ребенка средств и способов воздействия на свою мотивационную сферу с целью решения нрав­ственных и психологических задач взаимодействия в Учебной деятельности.

Остановимся на другом варианте программы для подростка, которая способствовала совершенствованию мотивации его учебной деятельности. Мама Сашиd4d

 (10 лет): «У нас одна проблема— не получается рус­ский язык, из-за этого нет охоты ходить в школу, нет охоты делать уроки. У него так много двоек по языку, что просто оторопь берет. Я с ним занимаюсь — зас­тавляю писать диктанты, но дело не движется. Он так неохотно все это делает. Мне хотелось бы, чтобы вы помогли его приохотить к русскому языку. По матема­тике он хорошо идет, его даже учительница хвалит...» Из беседы с матерью выяснилось, что у мальчика было сильное пищевое отравление до трех лет, он долго лежал в реанимации, а в пять лет у него был сильный удар головой с потерей сознания, после этого от долго не говорил — примерно неделю. Боялись, что вообще не будет говорить. Эти данные для нас были существен­ные в выяснении причин трудностей в освоении язы­ка. Продемонстрируем их характер выдержкой из дик­танта словарных слов, написанного Сашей, в первую встречу с психологом (орфография подростка): «Кал-лектив, калхоз, камандир, камсамолец, лапата, васток, тромвай, Рассия, авес, провительство, партрет, корти-на, аграном, корондаш, калхоз, колендарь, биреза, би-седа, шистнадцать, деректор, горезонт». В каждом сло­ве ошибки. Для выяснения возможностей ребенка в освоении языка мы исследовали особенности его внут­реннего плана действия — чтение слов наоборот, счет наоборот. Он справился с заданием легко, слова из 6— 8 букв читал свободно. Задание на опосредованное (методика А.Н. Леонтьева) запоминание и запоминание 10 слов выполнил тоже хорошо. В темпинг-тесте и те­сте Бурдона показал высокую работоспособность и самоконтроль, по своей инициативе вернулся к началу работы с тестом Бурдона и проверил все ошибки. Ис­следование зрительной памяти тоже дало хорошие ре­зультаты. Задание на определение понятий и задание «4-й лишний» выполнил в пределах возрастной нор­мы, показав переход от псевдопонятий к понятиям. Эти данные были дополнены сведениями о мальчике из области владения им конкретными учебными дей­ствиями. В частности, мы проверили, как он умеет вы­делять отдельные элементы высказывания: слово в предложении; слог в слове; звук в слоге. Оказалось, что он не владеет действием выделения слога в слове и4Ь и звука в слоге, и слов. Его мать заплакала на приеме,

щщпщииш 11Г|аммы нкрииншнш изашщИстин ширина и щшш

когда увидела, что Саша не может сказать, какой вто­рой звук в слове окно, и т. п. Он затруднялся также в счете слогов в слове, в выделении первого и после­днего звука.

Мы выбрали следующую стратегию в работе с мальчиком: опираясь на его сохраненную зрительную память и достаточно развитое произвольное опосредо­ванное запоминание, разработали для него методику игр со словарными словами с опорой на зрительное восприятие этих слов. Кроме того, с опорой на знаки с подростком отрабатывалось действие анализа слова и слога, которое изучается в первом классе. С этой целью мы пользовались материалом эксперименталь­ного букваря, созданного под руководством Д.Б. Эль-конина. Для проведения с мальчиком игр родители пользовались карточками, на которых были написаны буквы алфавита, и они сами изготовили бланк словар­ных слов, наклеив на картон слова из газет, написан­ные разным шрифтом, что в этой ситуации было важ­но. Мы рекомендовали родителям также использовать игру «Эрудит» по правилам, существующим в этой игре. Опишем одну из игр, специально разработанных для Саши: мы назвали ее «сказки с подсказкой». Эта игра учитывала и тот момент, что в семье Саши, кроме него, еще двое детей. Родители очень много внимания уделяют совместным играм и занятиям с ними. Игра выглядела так: в коробку складывались словарные слова, все собирались вместе, ведущий случайно выби­рал одно слово и с него начинал выдумывать историю, передавая это слово по кругу. Продолжая историю, каждый участник должен был обязательно употребить это слово в своем высказывании, когда слово возвра­щалось к ведущему, он убирал его и брал следующее слово.

Таких игр-заданий для Саши было разработано свыше десяти.

Эти задания он выполнял наряду с учебными.

Родителям, кроме того, была рекомендована лите­ратура по занимательной грамматике.

Упорная работа с мальчиком через три месяца принесла свои плоды — за два диктанта подряд он получил тройки. Пропусков уроков языка, прогулов Школы в те дни, когда там был диктант, у него не стало. а41

 Он сам говорил о том, что он больше не боится пи­сать.

Этот случай из психологического консультирования мы считаем примером того, что ребенок во взаимодей­ствии со взрослыми (учителями и родителями) не овла­девал структурой учебной деятельности. В частности, содержание действия контроля для него было закрыто, практически недоступно из-за неразвитости средств и способов контроля. Мы склонны думать, что отработка действий по звуковому анализу слов и игровые задания позволили подростку наполнить это действие индиви­дуальным для него предметным содержанием. Можно думать, что это способствовало изменению взаимодей­ствия с другими людьми, позволило пережить свою ус­пешность, что обогатило «Я-концепцию» мальчика мо-тивационным содержанием.

Приведем еще один пример, связанный с освое­нием ребенком структуры учебной деятельности на ма­териале конкретного предмета.

Мама Саши К. (12 лет): «Я бы к вам никогда сама не пошла, он хороший, нормальный хлопец, очень шустрый, за что его учителя и не очень любят. Он уже в 9 месяцев не ходил, а бегал. В школе сидеть надо, терпеливо одно и то же делать, а это не по нему. Он осенью заявил, что в школу больше не пойдет, что он умеет читать и писать, а больше ему и не надо. Лупит его муж за двойки, очень плохо по русскому и белорус­скому, его за нарушение дисциплины и на второй год оставляли, да что там... Школьное задание делать будет только из-под палки. Все другое делает сам. Он очень сильно переживал, что остался, сейчас все равно по­ведение плохое. Просил перевести из школы. Он что и не сделал, так на него валят. И муж-то из-за него стал нервный. Мне некогда ему помогать, я в две смены работаю. Не думаю, что вы чем-то поможете, мы сами с ним справиться не можем».

Саша К. пришел на консультацию сам, без родите­лей. После знакомства сразу сказал, что он не псих, что он нормальный человек. Ему не надо никакого обследования. Он просто плохо читает, но обязательно научится. «Я хочу научиться лучше читать. Думаю, что

1щиц|»ыц8 чщгши тцшттт шщШт щриш со щшт

тогда двоек не будет. Я думаю, что я умный. Смотрите, что я на труде сделал» (показывает выточенную им фигурку, похожую на человека).

Его удалось уговорить выполнить одно задание — на запоминание 10 слов. Он их запомнил практически сразу, объяснив при этом: «У меня память такая, что я с первого раза запоминаю. Я не по порядку запоминал, а как нравилось». После этого согласился еще что-нибудь сделать. Выполнил тест ДДЧ, «4-й лишний», а от остальной работы отказался. Тест ДДЧ показал, что у ребенка выражена неуверенность в себе, стремле­ние уйти от любых конфликтов с людьми и одновре­менно зависимость от других людей. Он в полной мере владеет псевдопонятием, то есть не может рефлекси-ровать на способы действия с предметами, выделяя только их внешние признаки.

Чтение по слогам, неосмысленное. Прочитанное не может пересказать близко к тексту.

Можно было думать, что это затрудняет целепо-лагание, когда цель задана словами или текстом, а от­сюда и планирование в учебной деятельности неадек­ватно.

Мы поставили перед собой две задачи в индивиду­альной работе с мальчиком — помочь ему в освоении конкретных учебных действий с обязательной отработ­кой всех компонентов структуры учебной деятельности и создание у него положительного опыта переживаний в ситуации учебной работы. Эти задачи в отношении с Сашей К. осуществляли студенты старших курсов пе­дагогического института, которые были специально под­готовлены нами к работе с Сашей К. Родители Саши нерегулярно, но посещали группу для родителей, обсуж­дающей проблему поощрения, наказания и прощения подростков в ситуации учебной деятельности.

До конца учебного года мальчик занимался инди­видуально со студентами, выполняя с ними задания по всем предметам. С контрольными работами за год спра­вился.

Все описанные нами примеры говорят о том, что индивидуальные программы совершенствования моти­вации учебной деятельности достаточно сложны для самостоятельного выполнения подростком и предпо-

 ищинааныыд ярвграммы ннриншииаши шимщейсиш щит ci присными

лагают участие в них взрослого как носителя норм и правил организации операциональной или мотиваци-онной сторон учебной деятельности. Другими словами, взрослый создает для подростка качественно новый опыт переживаний в учебной деятельности, связанный с овладением ее структурой и универсальными норма­ми и правилами взаимодействия с ней. При этом усво­ение конкретных учебных действий (в языках, при освоении чтения) представляет для подростка ситуа­цию взаимодействия с другим человеком, где он осва­ивает не только конкретное предметное действие, но и нормы и правила взаимодействия.

На этой стороне мотивации учебной деятельности подростков мы хотели бы остановиться подробнее, ана­лизируя следующие примеры из практики консульти­рования.

Мама Пети (13 лет) (заказ с сокращением): «Глав­ная проблема — не хочет учиться. В прошлом году была работа по истории на лето. А ведь у него по математи­ке— «4». Он же не глупый. Он по всем предметам раньше учился на «4» и «З», сейчас совсем не хочет учиться. У него такой характер — он не хулиганит, а все роль играет, смешит, еще не перерос эту грань. Он несерьезный, очень подвижный... Двойки его не отрез­вили. Больше внимания уделять урокам все равно не стал. Не учит. Стану что говорить, то начинает злиться, а злой, что хочешь может сделать. Мы с мужем и на уроки ходили, сидели на уроках, ну это раньше, когда он маленький был. А теперь не знаю, как к нему найти подход. Думаю, что он большой лодырь, хотя и это не­правда. Я ему про специальность — автослесарь. Он и слушать не хочет. Хотя машину уже умеет водить, ему интересно ездить... Мы его избаловали, мы хотели еще ребенка, я его родила, когда дочке было 13 лет. Я уже сейчас бабушка... Он очень сильно вырос, плотный, его считают сильным... Наша семья не идеальная, муж — инвалид, страшно скандалит при нем. Считает, что Петя во всем виноват. Выпьет — берется за воспитание, а мы обороняемся против него. Сын много раз мне гово­рил о том, что мы его зря родили. Как шантажирует меня этим. Отцом упрекает, что он пьет... Он, сын-то, такой хитрый, хозяйский, не сказать, что ненормаль­ный. Вину свою никогда не признает. Только одно мне говорит: «Какое твое дело до моих двоек?»

Я не понимаю его душу — почему плохо учится, что он думает? Почему себя так ведет? Лень, лень, лень...» На консультацию Петя пришел, но не один, а с другом, который тоже захотел узнать о себе от пси­холога. С интересом отнесся ко всем заданиям, уходя сказал, что думал о том, что все будет делать не так, что будут ругать или убеждать в чем-то, а тут только хоро­шее сказали — я сообщила мальчикам только резуль­таты выполнения ими заданий на определение поня­тий и теста на работоспособность. Их личностные качества планировала обсуждать с ними по одному. Си­туацию консультирования по объективным причинам пришлось прервать, назначить еще одно время для приема. Дальше события развивались так, что Петр отказался прийти один (его друг заболел), и вынужде­на была для завершения консультации написать ему письмо, которое было отправлено на его имя по почте. Текст письма прилагается:

«Максимову Петру.

Информация для размышления о себе...

Итак, какой ты, Петя, какие у тебя психологичес­кие особенности, то есть особенности твоего внутрен­него, того, что принадлежит только тебе, чем владеешь только ты, а в данный момент твоей жизни это те по­казатели твоего развития, которые зависят только от тебя самого?

У тебя хорошее, можно сказать, прекрасное ло­гическое мышление, то есть ты можешь отличить главное и второстепенное в жизни, в событиях, кото­рые тебя окружают. Но странное дело, ты совершен­но не можешь использовать это свое прекрасное мышление, чтобы постоянное его применение помо­гало тебе строить хорошие отношения с людьми, до­биваться успехов в учении, да и в жизни. По суще­ству, ты сейчас живешь как человек, который владеет богатством, а сам нищий, бедный и голодный. Что мешает тебе использовать свои возможности для развития отношений с другими людьми, для успеш­ной учебы? Думаю, что причин несколько, если ты будешь со мной не всегда согласен, то приходи, по­говорим подробнее.

1. Ты боишься трудностей, боишься ситуаций, которые тре­буют от тебя напряжения и не дают гарантии успеха.

 Согласись, что это не украшает мужчину. Ты стараешь­ся любую ситуацию сделать для себя более легкой, не требующей напряжения. Если ты будешь дальше боять­ся ситуаций напряжения, то у тебя совсем не разовьется воля и всегда будут люди, которые будут тобой коман­довать, а не ты сам будешь командовать собой.

2. Ты очень самолюбивый человек, это неплохое качество, самолюбие помогает добиться успехов, но только при том условии, которое, мне кажется, ты не знаешь. Какое это условие — твое самолюбие не должно мешать жить другим людям, то есть, стараясь добиться своего, не забывай о том, что вокруг тебя люди, которые зависят от тебя. Да, не только ты зависишь от своих родителей, но и они зависят от тебя — их настроение, силы, их здоровье. Сейчас ты сильнее мамы и папы, а использу­ешь свою силу во вред себе и во вред им. Вред себе приносишь тем, что разрушаешь свое мышление ленью, нежеланием проявить усилие над собой. Вред родите­лям наносишь тем, что свои интересы ставишь выше всего, совершенно не считаясь с тем, что родители не вечны, а ты своими действиями буквально ускоряешь их старость. Зачем это тебе надо?

3. Твое самолюбие немного мешает тебе быть уверенным, свою неуверенность ты скрываешь за разными мало при­ятными и не украшающими тебя фокусами (думаю, что ты сам знаешь, что иногда бываешь невыносим для ок­ружающих). Это твоя неуверенность, которая порожде­на неуспехами вместо желаемых успехов, находит свой выход. Неуспешность свою, особенно в учении, ты дол­жен победить сам, у тебя для этого есть великолепное мышление, которым ты буквально не пользуешься. Пока есть время, отбрасывай ложное самолюбие, твой успех в твоих руках — ты сам можешь наверстать любой учеб­ный материал, усилие над собой, помощь учителей или друзей — и ты будешь чувствовать себя спокойнее и увереннее, тогда не надо будет ссориться с родителями и бояться неудач.

Мне кажется, что у тебя хватит хорошего самолюбия для того чтобы стать настоящим мужчиной, на которого можно положиться слабому, который сам отвечает за себя. А сейчас ты зависим и несамостоятелен даже в выборе профессии, поэтому выглядишь немного жалким».

Матери Петра была сообщена вся психологичес-—п кая информация о сыне, проведена беседа о взрослых out. психологических особенностях подростка. Учитывая

^щвадньиые программы жершешшаш шимщштвш щкт т щтт

возможности матери Петра использовать во взаимо­действии с ним психологическую информацию, была проведена работа по осознанию его своей «Я-концепции» и места в ней родительской роли. Эта психотерапевти­ческая работа дала ей новый опыт переживаний своих отношений с сыном, привела к формулировке новых за­дач взаимодействия с ним, что было осознано и сформу­лировано ею самой как новое видение своего ребенка.

Через полгода она позвонила сама, сказала, что бла­годарна за консультацию, что Петя без проблем закон­чил восьмой класс. Ходит в настоящее время в кружок радиолюбителей. Много раз в разговорах с ней возвра­щался к обсуждению вопроса о том, что она сказала психологу о нем и как это так можно узнать о человеке по рисункам. О тексте письма никогда не говорил.

Мы склонны рассматривать эту ситуацию как ва­риант использования подростком психологической информации для решения нравственных и психологи­ческих задач взаимодействия, которые обогащают со­держание его мотивации учебной деятельности нрав­ственной категорией меры.

Мать Пети звонила в психологическую консульта­цию через год, когда Петя уже заканчивал 9 класс. В хо­де разговора поинтересовалась содержанием того письма, которое он, оказывается, до сих пор сохранил, она видела, как он его перечитывал, но не показал ей. По ее мнению, даже хорошо получилось, что у него есть письмо, а не просто слова, которые он мог бы и не точно запомнить.

Этот и аналогичные факты из практики психоло­гического консультирования заставляют постоянно обращаться к проблемам единства операционального и мотивационного аспектов учебной деятельности. Специфика ее предмета такова в подростковом возра­сте, что экстериоризированное содержание психоло­гической информации выполняет роль формы, вопло­тившей уже сформировавшийся смысл. В этой форме смысл входит в структуру «Я-концепции» подростка и начинает работать как мотивационный фактор.

Остановимся, с этой точки зрения, на еще одном результате консультирования подростков по проблемам мотивации учебной деятельности.

Мама Вики (14 лет) (заказ с сокращением): «У меня совсем не получаются отношения с дочерью... Она меня

12 Абрамова Г С

 щщщрыьи цкщш совершеасшнши шимщют пддршш и нршым»

не слушает, учиться не хочет, считает, что она взрослая и все может сама, а сама кровать за собой не заправит. Утром в школу (даже по будильнику) не встает, если не разбудить... Съехала на тройки, а ведь еще в прошлом году было большинство пятерок. Уроки совсем не хочет делать, школу пропускает. Знаете, мне стыдно, я в этой же школе работаю, сама педагог, а к ней подхода не могу найти...»

Содержание отношений Вики с ее мамой были ис­следованы в специально организованной для них груп­пе личностного общения, где сначала в метафоричес­кой, а затем и в личностно-ориентированной форме они осознавали основные трудности взаимодействия друг с другом. В ходе общения были сформулированы и отреф-лексированы основные требования их друг к другу, Затем был заключен договор о взаимных обязательствах, которые они обязались выполнять по отношению друг к другу. Приведем выдержку из этого договора.

Договор мамы и Вики (14 лет)

Вика

Мама

— утром встать самой по будильнику;

— все делать самой для себя;

— сказать: «Я тебя сто лет не видела, как здоровье?» или «Привет, как дела?» или «Как здоровье?» (по выбору);

— спокойно ждать, когда встанет Вика;

— самой собираться в школу,

— если не встала, уйти спокойно, оставив записку,

—мыть посуду с художественным свистом;

— весь день работать спокойно и не думать о делах Вики;

— выходить в школу, поцеловав маму;

— искать себе хорошее, говорить себе ободряющие слова (по выбору из сос­тавленного словаря);

— в четверти получать «четверки»;

— интересоваться делами окружаю­щих;

— без напоминаний ходить в магазин за хлебом, молоком, маслом, покупать бутылку лимонада ежедневно;

— улыбаться чаше;

— в 22.00 быть дома;

— делать для себя приятные неожи­данности, дарить себе дни...

— в 23.00 отбой...

'

Вика

Мама

За нарушение хотя бы одного пункта — штраф: спрятать магнитофон на два дня.

За нарушение хотя бы одного пункта — штраф: ходить один день в рваных колготках.

Лу^/и/л

/Tod/iucii

Через месяц мама Вики позвонила и попросила о встрече, которая ограничилась выражением благодар­ности за улучшающиеся отношения с дочерью и за ее «четверки» в четверти.

Возможность обсуждения отношений в ситуации консультирования, переживания, которые в ней воз­никли, были зафиксированы в договоре, работали на осознание нравственной категории меры и ее приме­нение по отношению к себе и по отношению к другому человеку, что, естественно, повлияло на «Я-концепцию» подростка, изменив в ней соотношение мотивирующих факторов.

Остановимся еще на одном факте, в котором, по нашему мнению, можно выделить некоторые причи­ны, существенно влияющие на мотивацию учебной деятельности подростка.

Мама Андрея (13 лет), приводим заказ с большим сокращением: «У него очень сложный характер, не могу подобрать подход. Учится очень плохо, практически с 1 класса... Ругаем его до тех пор, пока не начнет что-нибудь делать. В школе дисциплина не самая плохая. Репетиторов не хочет, говорит, что не хочет, чтобы за него деньги платили.

Водила его к психиатру, те сказали, что он нормаль­ный, что надо его к вам вести. Ваши студенты занима­ются с детьми, может, и с ним кто бы взялся?

Он же все время молчит, в школе встанет на уроке и молчит. До школы был активный. Все со школы нача­лось— ругали его, ругали...

Когда уехали от дедушки и бабушки, он очень тос­ковал. Год назад узнал, что у него есть настоящий пала, ковырялся в документах... Общался с отцом, он ему очень не понравился. Со вторым мужем у него хоро­шие отношения, они вместе многое делают, он его не Ругает за «двойки», считает, что он умный парень, а

12*

 учеба — не главное в жизни. И мне говорит, что при­учит его к труду, но трудом не наказывают... Он (сын. — А. Г.) ничего не говорит, ничем не поделится, его ха­рактер похож на отцовский — у него тяжелый харак­тер, уже с малолетства по тюрьмам, сейчас третий раз сидит...

Раньше-то муж его бил за учебу, сейчас поумнел, не бьет... Сын ходит на информатику, там его хвалят, никто же не знает, что у него одни двойки. Со школой ничего, наверное, не выйдет, надо начинать все снача­ла...»

Обследование Андрея Л. (13 лет) показало, что его состояние можно характеризовать как невротическое (тест ДДЧ), затрудняющее контакты с другими людь­ми. Уровень тревожности очень высокий, агрессив­ность, неуверенность в себе — все эти свойства лич­ности были выражены значительно (см. в приложении КРС). Исследование мышления показало, что Андрей Л. обладает хорошим логическим мышлением (см. в приложении), может и умеет найти существенные за­кономерности («4-й лишний»). Уровень работоспособ­ности и самоконтроля (темпинг-тест) высокий. Произ­вольная память хорошая.

В школьных тетрадях практически отсутствуют классные работы, за что и стоят двойки. Домашние задания выполнены частично или вообще не выполне­ны. В тесте «Мой мир» подросток отказался работать с членами семьи, включил в него только своих друзей. Учителей включать тоже отказался, ссылаясь на то, что он не знает, куда их размещать.

Это краткое изложение материалов обследования показывает, что у мальчика неплохие интеллектуаль­ные возможности, но он не может ими пользоваться в ситуации обучения. Нам думается, что парадоксаль­ность этой ситуации состоит в том, что у мальчика практически не было в его социальном окружении людей (или человека), который бы относился к нему не только доброжелательно, но и стремился к взаимодей­ствию с ним. Для него оказалась недоступной сама реальность его психической жизни, переживания и ин­теллектуальные навыки недостаточно рефлексирова-лись, освоение структуры учебной деятельности не произошло. (Мы уже отмечали, что без специальной

щщщцаныш» программы ciiupmcnuam 1за»м»81сня щршн со щтш___Л|

отработки ее конспектов как возрастное новообразо­вание, она не появляется).

Когда я сказала Андрею Л., что он очень хорошо справился с заданием, которое приведено в приложе­нии, что не все студенты могут его выполнить безоши­бочно (а это действительно так), он мне не поверил. Пришлось показать ему некоторые протоколы студен­тов 1—2 курсов.

С Андреем Л. стали работать трое студентов, по договоренности с администрацией школы, он месяц не посещал школу, в это же время прошел курс стандар­тного лечения у невропатолога.

Затем до конца учебного года с ним работали сту­денты, которых мы консультировали постоянно о том, как строить общение с Андреем Л., чтобы сформиро­вать компоненты структуры учебной деятельности и использовать его потенциальные возможности логичес­кого мышления.

Родители Андрея Л. от участия в родительских группах отказались, ссылаясь на занятость. Андрей Л. был оставлен на осень с одной «2», которую исправил за лето и был переведен в следующий класс. В течение следующего года студенты работали с ним, но уже не ежедневно, а по желанию самого Андрея Л. Он ездил со студентами в пионерский лагерь, где они были во­жатыми, его привлекали к работе кружка информати­ки на физико-математическом факультете и т. п.

Надеемся, что девять классов Андрей Л. закончит и сумеет овладеть профессией.

Какие причины, на наш взгляд, существенно пре­пятствовали становлению мотивации учебной дея­тельности подростка? Это — неразвитое личностное общение со взрослыми. Фактически за ребенком осу­ществлялся уход, но все взрослые решали свои про­блемы, не обращая внимания на содержание взаимо­действия с ребенком. Мальчик получал в большей мере только опыт своих личных переживаний от воздействия с людьми, который скорее оценивался другими, неже­ли использовался ими для решения психологических задач ребенка. Вот эта оценочная позиция взрослых и была, по нашему мнению, основным фактором, разру­шающим «Я-концепцию» ребенка как основу содержа- „— ния мотивации учебной деятельности,               uu/

 Проанализируем еще несколько фактов психоло­гического консультирования. Мама Виталика Ч. (12 лет), заказ приводим с сокращением: «...Когда был малень­кий, то к 3-м годам пробовал читать, интересовался очень чтением — буквами, слогами, словами... В школе ему не интересно. Ленится писать. Стоят над ним — пишет, а так — сам не делает... Я сейчас дома сижу, при мне он что-то делает, а без меня... Невропатолог смотрел — все нормально. Ногти грызет все время, все­гда грызет. Ничего сделать не можем. Мы сильно не наказываем, а ругаем каждый день... Он с трех лет у нас большой. Я его стараюсь наказывать публично, чтобы ему было стыдно... Он очень не любит дедушку, который живет с нами... Дед ни с кем не считается, курит в квартире, а Виталика от этого тошнит, голова болит. Отец очень занят и ему не до сына...»

При сообщении матери результатов обследования Виталика она попросила написать письмо о Виталике для деда и для отца, которые «никогда не пойдут к психологу». Приведем этот текст, так как он позволяет составить представление о содержании мотивации учебной деятельности подростка. Текст был написан безадресно как характеристика мальчика и его отно­шений со взрослыми.

Виталик Ч.

Чувствует себя одиноким, никому не нужным, не верит в свои силы и способности. Склонен в начале любого действия оценивать свои силы как недостаточ­ные для успеха. Это создает ситуацию постоянного эмоционального напряжения, оно мешает добиваться успеха. Ребенок остро переживает свои неудачи, но сам не способен найти выход, поэтому чувствует себя как бы загнанным в угол обстоятельствами своей жизни. Это мешает ему реализовать свои возможности.

Возможности ребенка — особенно интеллектуаль­ные — угнетаются тем, что он остро переживает не­возможность для себя добиться успеха. На этой почве уже появляются признаки невротизации поведения.

У ребенка хорошо развиты все чувства, он многое переживает, но не всегда может выразить свои чув­ства. Он часто не находит понимания со стороны дру­гих людей, так как они не стремятся обсуждать с ним его чувства. Мальчик очень бы хотел быть услышан-

щщшщиыш wmu тцтттт взаимцейстт вдасш и щкшм

ным и понятым другими людьми, но в его жизни мало ситуаций, когда окружающие могут с пониманием и чуткостью говорить с ребенком о нем самом.

Если взрослые хотят помочь Виталику, то они дол­жны постоянно помнить о том, что ребенку важна уве­ренность в себе, чтобы самому решать свои проблемы, чтобы стремиться это делать.

Для этого необходимо: одобрение со стороны взрос­лых всех усилий мальчика, направленных на достиже­ние успеха, специальное создание ситуаций, где он мог бы добиться успеха.

Обязательным занятием родителей с ребенком, на­правление на его общее развитие; чтение ему вслух, сочинительство историй; обсуждение прочитанного, развивающие игры (с использованием рекомендован­ной литературы).

Не сравнивать ребенка с другими детьми. Уважать его интересы и смену интересов как проявление его индивидуальности.

Прекратить оценивать его как тупого, некомпетен­тного, бездарного.

Не обсуждать проблемы ребенка с другими людь­ми в его присутствии. Подпись психолога. Дата.

Матери было рекомендовано посещение педиатра, который назначил ребенку курс поддерживающей те­рапии, что помогло отрегулировать сон и общий фон настроения. Он посещал также группу личностно-ори-ентированного общения со сверстниками (10 занятий, план работы группы в приложении).

Мы считали, что посещение группы было для него достаточно эффективно в плане обогащения психоло­гической информацией его «Я-концепции».

Мать Виталика Ч. отмечала, что после занятий он стал веселее, стал более собранным, сам старался де­лать домашние задания. «Деда нашего не переделаешь, а мы с отцом стали иногда обсуждать поведение своих детей, а не только спорить из-за них».

Следующие два факта из практики психологичес­кого консультирования позволяют, на наш взгляд, уви­деть индивидуальную программу совершенствования мотивации учебной деятельности подростков как пси­хологическую задачу взрослого. Особенность этих фактов в том, что взрослые, даже владея элементами

 психологической информации о подростке, обесце­нивают ее, так как не владеют содержанием нрав­ственной категорией меры. Для мотивации учебной деятельности подростка — это разрушающий, деста­билизирующий фактор. Приведем краткие выдержки из заказов на психологическое консультирование мамы Юры (10 лет) и мамы Руслана (12 лет). Итак, мама Юры (10 лет): «Он неорганизованный, неусидчивый, невни­мательный. Уроки делает 5—6 часов. На уроках его как, нет — витает в облаках... Спит плохо, вертится, кричит во сне... От наказания ремнем дрожит. Очень все вое принимает, сразу возбуждается, плачет вплоть до ис­терики... Если хорошо с ним, то все сделает. Голос повысишь — не сделает. Если отец скажет слово, то ещ что-то сделает. Если я повышу голос, тоже слушае меня. Я не бью. Отец бьет сильно... С сестрой тоже лад нет, она и берется ему помогать, но через 10 мин^ бросает: «Он не хочет!»... Умел читать, когда шел школу, считать тоже умел. Учили читать до школы принуждением...» Мама Руслана (12 лет): «Дома все делает хорошо, почерк хороший, все старается делать В школе — почерк отвратительный, он на уроке ничегс не хочет делать. Сидит с отсутствующим видом... Oi очень нервный, психованный... Психиатр нас чуть не выгнал, сказал, что замечательный парень. У невропа­толога никогда не были...»

Общее в оценке индивидуальных особенностей мо тивации учебной деятельности Юры и Руслана в том что оба мальчика астенизированы, просто ослаблены в соматически, и нервно-психически. Оба они посещал? курс лечения у невропатолога. Только после этого кур­са мальчики стали посещать группу личностного об щения со сверстниками, работа в которой была направ­лена на развитие уверенности в себе (план занятий представлен в приложении).

Родителям была сообщена психологическая инфор­мация о ребенке. Они приходили на занятие с родите­лями по психологии подростка. После этих занятий родители еще раз попросились на консультацию к психологу, «Чтобы еще раз поговорить о сыне», «Уточ­нить для себя, правильно ли они теперь относятся к нему». Мама Руслана просила даже дать ей все пока­затели выполнения или диагностических заданий

цивдичые программы шерщешшваит «заимддейстш» тщш т изрведыми_____Л!

«чтобы он видел, что у него что-то получается». Все по­казатели общего психического развития у Руслана были очень хорошими, показатели невратизации выступили в выполнении темпинг-теста и в рисунке ДДЧ. Оста­новимся подробнее на содержании психологической информации, которая сообщалась маме Юры (приво­дим с некоторыми сокращениями): «У Юры слабая нервная система, выраженное развитие правого полу­шария. Эти его особенности сказываются на работос­пособности ребенка. У него медленная врабатываемость (необходимо длительное время для сосредоточения). Он быстро истощается при выполнении однообразной работы. Надо чаще менять вид деятельности на сход­ный или изменить темп деятельности... У мальчика развито преимущественно образное мышление... пре­красное воображение... Очень выражена направлен­ность на анализ отношений с другими людьми... Он хорошо умеет анализировать эти отношения, когда реально их видит...

...Ему трудно прогнозировать последствия своих действий и отношений с другими людьми, если они отнесены в будущее. Можно сказать, что ребенок боль­ше живет в настоящем...

...У мальчика неустойчивая самооценка, он не зна­ет, как понять то, что с ним происходит... сильно выраже­на потребность в самостоятельных действиях, которая не может быть реализована в существующих обстоятель­ствах...»

Дополнение этой информацией «Я-концепции» матери Юры происходило в течение нескольких встреч с ней, одним из результатов которых стало ее отреф-лексированное переживание: «Как ему трудно с нами. Мы от него требуем, как от себя, а он совсем другой человек. Мы и себя-то не знаем, а тут ребенка, кажет­ся, сами родили, а понять не потрудились...»

Мы считаем, что все описанные факты индивиду­ального консультирования подростков в работе прак­тического психолога ставили его в ситуацию создания Для подростка индивидуальной программы совершен­ствования мотивации учебной деятельности. Мы здесь описали только некоторые варианты работы с подро­стками, практически каждый факт консультирования _-, требовал индивидуального решения.                 иЫ

 И__________________________JlpiMtiM

Общее во всех этих фактах состоит, на наш взгляд, в том, что осуществление воздействия на мотивацию учебной деятельности самим подростком практически невозможно. А конструктивность позиции взрослого во взаимодействии с ним будет определяться тем, какой психологической информацией о строении мотивации учебной деятельности владеет взрослый, какую психо­логическую информацию о подростке он может ис­пользовать во взаимодействии с ним. Как показывает наша работа, даже владея элементами психологической информации о ребенке, взрослые зачастую не могут ею пользоваться, так как у них нет даже более-менее адек­ватного представления о предмете взаимодействия с подростком — его мотивации учебной деятельности.

В качестве необходимого элемента работы с роди­телями мы считали сообщение им обобщенных психо­логических знаний о закономерностях психического развития и его возрастных особенностях.

Для нас существенным представляется тот момент нашей практической работы, что совершенствование мотивации учебной деятельности невозможно без вза­имодействия со взрослыми.

РЕКОМЕНДУЕМАЯ ЛИТЕРАТУРА

1. Баррон Ф. Личность как функция проектирования чело­веком самого себя // Вопросы психологии. — 1990. — №2.

2. Деря Э. Игры, в которые играют люди... —Л., 1992.

3. Бурлачук Л.Ф. Исследование личности в клинической психологии. —Киев, 1979.

4. Джрназян Л.Н. Структура и опыт деятельности школь­ной психологической службы // Вопросы психоло­гии. — 1989. —№4.

5. Захаров Л.И. Психотерапия неврозов у детей и подрос­тков.—М., 1982.

6. Зейгарнчк Б.В. Патопсихология.—М., 1976.

7. Карвасарски и Б.Д. Психотерапия.—Л., 1985.

8. Кояоячух Н.В. О психологическом смысле суицидов // Вопросы психологии. — 1989. — № 5.

9. Масловский Ю.А. Психотерапевт или пастырь: К про­блеме соотношения теологической и гуманистической парадигм помощи личности // Вопросы психологии. — 1991.—№3.

10. Михайлов А.Н., Ротенберг B.C. Особенности психоло­гической защиты в норме и при соматических заболева­ниях // Вопросы психологии. — 1990. — № 5.

11. Общая психодиагностика / Под ред. В.В. Столина, А.А. Бодалева. — М., 1987.

12. Огинская М.М; Разин М.В. Мифы психотерапии и их функции // Вопросы психологии. — 1991. — № 4.

 13. Пахальян В.Э. Работа психолога при подготовке и про­ведении психологического консилиума // Вопросы психологии. — 1990 .— № 2.

14. Педагогическая диагностика в школе/Под ред. А.И. Ко-четова. —Минск, 1987.

15. Профессиональный кодекс этики для психологов. Бонн, ФРГ, 1986 // Вопросы психологии. — 1990. — № 6,

16. Раттер М. Помощь трудным детям. —М., 1987.

17. Семья в психологической консультации / Под ред. А.А. Бодалева, В.В. Столина. — М., 1989.

18. Цзен Н.В., Пахомов Ю.В. Психотехнические игры школе.—М., 1985.

19. Эйдемиллер Э.Г., Юстицкий В.В. Семейная психотера­пия. —Л.,1990.

20. Этические принципы скандинавских психологов // Вопросы психологии. — 1989. — № 1.

21. Fensterheim H., Baer I. Das Antiangsttraining. — Mun-chen,1988.

22. Kriz I. Grundkonzepte der Prychotherapie.

23. Rogers C.R. Die nichtsdirektive Beratung. — Munchen, 1973.

24. Rogers C.R. Klientenzentrierte Psychotherapie // Corsini R.—S.471—512.

ПРАКТИКУМ

ПО ПСИХОЛОГИЧЕСКОМУ

КОНСУЛЬТИРОВАНИЮ

 И Предисловие

В практикуме раскрываются средства и способы воз­действия на свойства психической реальности человека с целью их выявления, а при необходимости и изменения. Эти цели возникают в профессиональной работе психологов, пе­дагогов, врачей, журналистов, юристов, этим же ежедневно занимаются родители. Для них всех и написан этот текст.

Практикум по психологическому консультированию предназначен для студентов, изучающих психологию как специальность, для студентов специальностей типа «человек-человек» (врачей, учителей, юристов, социологов, соци­альных работников), которые в своей профессиональной де­ятельности будут оказывать воздействие на различные стороны индивидуальной судьбы человека.

Выполнение заданий и упражнений, описанных в прак­тикуме, позволяет осваивать и совершенствовать специфи­ческие действия, направленные на выявление и фиксацию свойств психической реальности человека.

Все задания и упражнения выполняются как индивиду­ально, так и в группе. Критериев правильности выполнения того или иного задания в тексте практикума нет, есть ука­зания на основные научные понятия и категории професси­онального мышления, владение которыми позволит оценить Уровень освоения того или иного профессионального дей­ствия и наметить пути их совершенствования.

Все задания и упражнения апробированы в работе ав­тора на занятиях со студентами и слушателями. Автор бла­годарна им за возможность работать с ними и совместно «pi переживать результаты этой работы.                     иО/

 ПОНЯТИЕ О ПРАКТИЧЕСКОЙ ПСИХОЛОГИИ И ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ

Конец XX века характеризуется появлением в пси хологической науке двух ярко выраженных тенденций развития. Первую можно обозначить как дифференци­ацию предмета исследования, а вторую как интегра­цию его отдельных свойств. Интерес ко второй тенден­ции объясняется тем, что она стремится построит! специфическое научное знание о реальности индиви­дуальной жизни человека. Появление интегральный наук, например, интегральной медицины, экологии психологии жизненной среды и других, создает обще­научный фон для гуманизации современного научного исследования.

Традиционные науковедческие проблемы — пробле­ма предмета и объекта исследования, выбор адекватного метода, механизмы построения гипотезы, критерии ис­тины научного знания и другие — переходят из плоско­сти научного знания в плоскость знания этического в том случае, когда речь идет об изучении индивидуально» жизни человека. Все эти вопросы обостряются многократ но, когда ставится проблема воздействия на человека.

Достаточно в этом смысле вспомнить знамениты! «хоторнский эффект», описанный в 20—30-е годы груп­пой психологов под руководством Э. Мэйо. Суть его состояла в том, что присутствие исследователя, осуще­ствляющего открытое наблюдение, увеличивает произ­водительность труда независимо от объективных усло-

щидтие е npaiimc™ шшт и дсиоогиеско» цшт

вий его осуществления (увеличение или уменьшение интенсивности освещения в конкретном опыте).

Человек, изучающий другого человека, сам стано­вится инструментом познания, средством познания. Воздействие на другого человека является необходимым моментом его изучения, независимо от того, осуществ­ляется это воздействие непосредственно по типу чело­век—человек или опосредовано предметами, созданны­ми людьми, по типу человек—предмет—человек.

Как известно, предметы несут в себе следы воз­действия, овеществляя их, опредмечивая в своих свой­ствах. Воздействие предмета на человека опосредован­но вводит в эту ситуацию других людей или другого человека, имевшего отношение к предмету ранее, или предполагаемое отношение в будущем.

Воздействие и его организация становятся не только средством получения достоверных данных о человеке, которые можно было бы квалифицировать как истинные данные, но оно одновременно существует и как условие порождения свойств человека, особенно тех, которые составляют содержание психологической реальности.

Люди обладают свойством видеть в других то, что хотят и умеют видеть. Это создает особые требования к ситуации взаимодействия людей с целью получения достоверных научных данных об индивидуальной жиз­ни человека. Хотелось бы назвать это требование тре­бованием практической этики, основа которой сводит­ся к знаменитому «Не навреди!».

Возможность осуществить в воздействии на друго­го человека этот принцип основывается на идеалах ценности жизни и идеях о ее строении, о ее законах. Идеи ценности жизни другого человека, да и своей собственной тоже, исследователь человека получает из контекста культуры, в которой он живет, из того куль­турного слоя, в который он погружен, где черпает материалы для построения своей картины мира.

Кажется, об этом писал Пьер Тейяр де Шарден в «Феномене человека»: «...Мы недостаточно подумали о триедином свойстве, которым обладает каждое созна­ние:

все частично сосредоточивать вокруг себя;

в все больше сосредоточиваться в себе;

 • путем этого самого сверхсосредоточения присоединить­ся ко всем другим центрам, окружающим его»

Думается, что при воздействии одного человека на друго го именно эти свойства сознания создают труд­ности для реализации основной цели науки — объек­тивного исследования, достоверного получения знаний о закономерностях.

Сегодня попыткой преодоления этой трудности представляется создание особой области знания о че­ловеке, которую, по-моему, можно назвать по всем объективным признакам наукой (Ж. Пиаже, П. Коп-нин, П. Кедров, М. Ярошевский и др.). Это практичес­кая психология. Ее предмет зародился в начале века вместе с первыми работами по психологии труда и может быть обозначен как изучение индивидуальной жизни человека через воздействие на нее. Задачи практической психологии — исследование закономер­ностей индивидуальной жизни — нетождественны за­дачам общей психологии, изучающей психологию ин­дивидуальных различий, хотя бы уже потому, что категории мышления исследователя о природе инди­видуальных различий и природе индивидуальной жиз­ни предполагают разную содержательную нагрузку.

Основное различие можно связать с необходимо­стью использования при изучении закономерностей индивидуальной жизни этических категорий как меры воздействия исследователя на течение индивидуальной жизни. «Задача этического мыслителя — не давать умолкнуть голосу человеческой совести, усилить его, осознать, что есть для человека добро, а что — зло, независимо от того, добро это или зло для общества на определенном этапе его эволюции. Он может быть «во­пиющим в пустыне», но только если этот голос остает­ся живым и бескомпромиссным, пустыня обратится в цветущую землю» (Э. Фромм).

Исследователь индивидуальных различий имеет дело с результатами воздействия людей друг на друга по законам универсальной и социально имманентной этики (термины Э. Фромма), но он не рассматривает при этом себя как человека, порождающего тот или иной тип этических отношений.

---     Осознание же этого является необходимым при и /11 применении категории индивидуальной жизни как сред-

1101ИШ а ирнпшЕии ттт i тштшдй цшш

ства мышления, как средства организации воздействия исследователя, занятого практической психологией.

В бытовой и профессиональной психологической практике, как случайном или преднамеренном воздей­ствии человека на человека, водораздел между бытовой и профессиональной практикой проходит по линии осоз­нания меры воздействия профессиональным психоло­гом, занимающимся практической деятельностью и слу­чайным, недостаточно осознанным применением меры воздействия бытовым психологом, изменяющим направ­ление активности другого человека. Обоснованность воздействия нравственными мерами, ориентация свое­го отношения с другим человеком на научные знания о закономерностях индивидуальной жизни отличает дей­ствия профессионального психолога. Бытовой психолог обосновывает свои действия своим знанием жизни, сво­им личным представлением о мере и целесообразности воздействия на свойства внутреннего мира человека. Это отличие позволяет говорить о том, что бытовая психо­логическая практика основывается на случайных свой­ствах человека, проявляющихся в ситуации взаимо­действия, а профессиональная практика психолога ориентирована на существенные свойства человека.

Отсюда основными научными категориями профес­сионального мышления практического психолога можно, по нашему мнению, считать следующие: воздействие — управление, манипулирование, формирование, психоло­гическое пространство, психологическое время, психоло­гическая дистанция, взаимодействие — предмет взаимо­действия, позиция во взаимодействии, психологическая реальность, модальности психической реальности и др.

Методы осуществления воздействия одного чело­века на другого можно рассматривать как методы ис­следования в практической психологии как науке.

Условно разделим их на две большие группы: ме­тоды прямого ситуативного воздействия и методы кос­венного воздействия, предполагающие расширение контекста изучаемой ситуации.

Основное отличие этих методов как методов науч­ного анализа в том, что они применяются практичес­ким психологом с точки зрения осознанной им науч­ной концепции, что существенно отличает действия профессионального психолога от действий психолога -„л непрофессионального, некомпетентного,             и/1

 Задачи воздействия практического психолога oir ределяются его концепцией жизни, которую он вопло­щает в парадигме собственного научного мышления с человеке. Именно оно является основой принятия ре­шения о мере воздействия на другого человека, на ег индивидуальную жизнь как предмет исследования профессионального воздействия.

Практический психолог выступает как исследовав тель индивидуальной жизни человека, воздействуя на нее, получая необходимую для этого психологическую информацию, он становится (пусть на время) частью жизни другого человека.

Практика воздействия на другого человека с при' менением психологической информации о нем делит­ся на несколько видов профессиональной деятельнос­ти психолога, которые отличаются мерой воздействия и степенью ответственности психолога за течение индивидуальной жизни человека.

Психологическая диагностика, психологическая коррекция, психологическое консультирование, психо­терапия отличаются как виды профессиональной дея­тельности психолога не только разными задачами воз­действия, но и принципиально отличаются средствами воздействия на другого человека.

Кратко отличие задач воздействия можно предста­вить в разной степени ответственности психолога за сбор и использование психологической информации об индивидуальной жизни человека. Средства воздействия отличаются степенью стандартизации. В этом смысле психодиагностика является наиболее стандартизиро­ванным видом деятельности психолога, а психологи­ческое консультирование находится на противополож­ном его полюсе.

За результаты психодиагностики, особенно с при­менением тестов, психолог несет минимальную ответ­ственность, воздействие его стандартизировано. В пси­хологическом консультировании психолог несет личную ответственность за точность полученной психологичес­кой информации и оказывает непосредственное личное профессиональное воздействие на индивидуальную жизнь человека.

Степень ответственности и осознание ее являются для психолога необходимыми моментами его профес-

ирапшеснй ттт » ясишиптш цтп

сиональной рефлексии. Выделение психологом содер­жания психологической информации, характеризующей индивидуальную жизнь человека, осознание этого со­держания являются необходимым условием построения предмета практической психологии как науки.

Можно сказать, что практика психолога-профес­сионала способствует рождению социального (профес­сионального) заказа на предмет науки — практической психологии.

Существенное отличие ее от прикладной психоло­гии состоит в том, на наш взгляд, что она стремится оперировать содержанием, предполагающим категори­зацию мышления психолога о закономерностях инди­видуальной жизни человека, тогда как прикладная психология традиционно идет от функционального подхода к внутреннему миру человека, порождая пси­хотехнический материал взаимодействия психолога и другого человека.

Не умаляя ценности любого вида научного знания о человеке, стремясь к его реалистичности и целесообраз­ности, хотелось бы предоставить читателям возможность самим поразмышлять над собственной концепцией чело­веческой жизни. Для задач данного практикума считаю важным обозначить свое собственное отношение к ней ссылкой на бесконечно любимого мною А. Швейцера:

«Идеалы истинной культуры поблекли, потому что мы постепенно утрачивали идеалистическое мировоззрение, в котором они коренятся... Единственно возможный вы­ход из хаоса — вновь обрести мировоззрение, уходящее своими корнями в культуру, и вновь подчиняться заклю­ченным в нем идеалам истинной культуры».

Это тем более трудная и ответственная для психо­лога задача, что законам осуществления индивидуаль­ной человеческой жизни во всей ее жизнеутверждаю­щей полноте человеческого в человеке существует множество препятствий. Преодолеть их, вырасти из них, осуществить свое истинное развитие человек может только с помощью другого человека.

Профессиональному психологу надо стать таким человеком при осуществлении психологического кон­сультирования как одного из видов своей профессио­нальной деятельности.

 ЧТО ТАКОЕ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЕ КОНСУЛЬТИРОВАНИЕ?

Ответ на этот вопрос связан с принятием психоло­гом ответственности за свое воздействие на другого человека, с осознанием средств и способов, меры это­го воздействия.

Естественно, что содержание этого ответа будет оп­ределяться заказом на работу психолога. В содержании заказа надо будет выделить, а часто и четко дифферен­цировать в соответствии со своими профессиональны­ми возможностями задачи другого человека.

Цели взаимодействия с другим человеком могут различаться по степени использования для их дости­жения психологической информации. Конкретные цели психолога и другого человека создаются ими на материале психологической информации, возникаю­щей в ситуации их взаимодействия.

Попытаемся описать, чем отличаются эти цели по степени использования в них психологической инфор­мации. Будем видеть существенную черту психологичес­кой информации, используемой в работе психолога, в том, что она получена на основе его обобщенной теории, но всегда в индивидуальных условиях жизни конкретного человека, в этом смысле она всегда уникальна.

Среди целей взаимодействия психолога и другого человека можно, на наш взгляд, выделить следующие группы целей: социальные, этические, нравственные

Чтв такое осишггксш шфпираиш?

и собственно психологические. Социальные цели предполагают соответствие действий и переживаний человека известным ему обобщенным нормам, напри­мер, возрастным, половым, профессиональным, право­вым и др. Эти цели предполагают наличие эталона дей­ствия или переживания, которому можно было бы соответствовать. Этические цели предполагают соот­ветствие действий и переживаний клиента критерию «хорошо — плохо», который не имеет четких эталонных характеристик, и человек должен осуществлять выбор соответствующей оценки сам. Нравственные цели пред­полагают соответствие действий и переживаний кри­териям «добро — зло», которые также не имеют эта­лонных характеристик, и нужно осуществлять выбор оценки самому и самому же обосновывать его.

Психологические цели предполагают соответствие действий и переживаний человека его потребностям, т. е. это цели достижения идентификации аутентично­сти, которые связаны с переживаниями психологичес­кого комфорта с реализацией потребности в самоут­верждении и самоуважении. Эти переживания не имеют объективных однозначных проявлений, всегда субъективны, предельно индивидуализированы, окра­шены метафорическим личностным смыслом.

Цели взаимодействия

 i|n таив псишиитш шшсрнкронши?

Перечисленные цели показывают, что использова-j ние в них собственно психологической информации] нарастает от социальных целей к психологическим.

Приведем конкретные примеры целей из содер жания заказов на психологическую работу: «Проверь те моего ребенка, я хочу доказать, что он не дебил» (психодиагностика, социальная цель клиента); «А вь можете определить, нормальный ли я?» (психодиагно стика, социальная цель клиента); «Скажите моей жене что она неправильно воспитывает мою дочь» (психо диагностика, этическая цель); «Что же будет с мои?» ребенком, неужели он никогда не исправится?» (пси хологическое консультирование, этическая цель); «Ска жите ему, что я его люблю, он меня не понимает» (пси хотерапия, этическая цель); «Я же стараюсь, все дл^ него делаю, я же ему добра желаю» (нравственная цел1 психологического консультирования); «Он всегда вес назло делает, он специально все подстраивает» (пси ходиагностика, нравственная цель); «Он как отец, ни­когда ничего доброго не сделает, как волчонок» (нрав ственная цель психодиагностики); «Я хочу, чтобы мой ребенок был спокойным, уверенным в себе» (психоло­гическая цель в психологическом консультировании) «Нам бы хотелось помочь ему, а как, не знаем» (пси­хологическая цель в психотерапии); «Я не знаю что со мной, сама себя боюсь» (психологическая цел1 в психодиагностике).

Естественно, что цели другого человека могут ме­няться, но динамика их определяется главной для него целью обращения к психологу. Общаясь с человеком, психолог, принимая заказ, попадает одновременно в ситуацию формирования цели взаимодействия. Возни­кает ситуация, требующая осмысления, рефлексии психологом своего профессионального взаимодействия Это ситуации возможной подмены целей другого чело­века целями самого психолога. Например, клиент про­сит ответить на вопрос: «Оставить ли ребенка на второй год?» Психолог реагирует на этот заказ предложени­ем о глубинном личностном обследовании ребенка, подменяя конкретную цель клиента собственной — демонстрацией своих профессиональных возможнос­тей. Вместо соответствия социальной задаче заказчик он начинает строить свой текст, не совпадающий

текстом заказа; расширение таким образом контекста взаимодействия с другим человеком за счет своего кон­текста и подтекста приводит психолога к потере пред­мета профессионального взаимодействия.

Психологу надо рефлексировать и фиксировать результаты своей рефлексии в соответствующей лек­сике, чтобы предмет его взаимодействия с другим че­ловеком был доступен для осознания обоими.

Таким образом, психолог и другой человек встают перед необходимостью выделения и фиксации пред­мета их взаимодействия, логично было бы думать, что им должна стать психическая реальность и ее свой­ства.

Психологическое консультирование начинается там и тогда, где психолог и другой человек формули­руют адекватные для поступившего заказа психологи­ческие задачи на профессиональную деятельность пси­холога.

Пользуясь метафорой, появление ситуации психо­логического консультирования и всю последующую процедуру профессиональной работы психолога мож­но было бы изобразить следующим образом:

(1) Я-птица, я умею летать

(2) Я понимаю Вас, птица

(1) Я знаю, что могу летать далеко

(2) Я «югу отрыть для Вас хпетку

 

1)Я же ногу улететь далеко и навсегда !? 2)Вы улетаете далею и навсегда ?

Что произошло?

Другой человек (птица) заявляет психологу о своем существовании как о необходимости встречи с ним. Пти­ца переживает невозможность использования свойств своей психической реальности, ей необходимо обнов­ление своих возможностей

(1) Они с психологом.

(2) Формулируют психологическую задачу. Другой человек (птица) вместе с психологом находят конкретное выраже­ние новых возможностей и пути их реализации.

(3) Они намечают способы движения по этим путям и отно­шение друг к другу (ответственность для психолога и от­ветственность для другого человека).

(4) Принимают ответственность и осуществляют ее, оставляя открытые ими возможности как основу индивидуального выбора другого человека (птицы).

(5) Он (другой человек [птица]) может воспользоваться ими, а может и нет, он (другой человек), говоря метафоричес­ки, может улететь из клетки своей задачи далеко и навсег­да, а может вернуться, а может и вообще не улететь...

Другими словами, суть психологического консульти­рования состоит в том, чтобы психолог, пользуясь свои­ми специальными, подчеркиваю, специальными профес­сиональными, научными знаниями, создал условия для другого человека, в которых он переживет свои новые возможности в решении его психологических задач.

Критерием эффективности этого вида профессио­нальной деятельности психолога является появление у другого человека новых переживаний по поводу своей задачи. С точки зрения самого психолога критерий эффективности этого вида деятельности может быть найден по показателям соответствия его работы задаче

другого человека. Точнее, чем он сам, это может сделать группа коллег — независимых экспертов, специалистов по психологическому консультированию, ориентируясь на выработанную ими шкалу, например, такую:

1. Психолог не способен быть внимательным, прерывает клиента, пропускает важную информацию.

2. Действия психолога неявно неконструктивны, он слиш­ком старается воздействовать на другого человека.

3. Клиента не слышно или слышно очень мало, вреда ему нет, но психолог реагирует не на клиента, а сам на себя.

4. Ответы психолога на воздействие клиента равны тому, что говорит клиент. Точное отражение его чувств, пере­сказ их, резюме ухватывает суть задачи клиента. Само­раскрытие психолога может облегчить задачу клиента.

5. Смысл задачи клиента понят неверно, но через воздей­ствие, все возрастающее по интенсивности, психолог вно­сит в задачу клиента нечто, облегчающее его состояние.

6. У психолога есть навыки внимания и воздействия через эмпатийность и непосредственность.

7. Высочайший уровень — психолог присоединяется к кли­енту, не теряя своей индивидуальности.

Психологическое воздействие в профессиях типа «человек—человек» часто напоминает процедуру пси­хологического консультирования, так как осуществля­ется в виде направленного интервью. К числу таких профессий относятся, кроме работы психолога, дея­тельность врача, юриста, журналиста, педагога, соци­олога, социального работника.

Во всех этих профессиях интервью является од­ним из методов практической деятельности. Каждая из них накладывает свои ограничения на предмет взаи­модействия с другим человеком. Спецификой этого предмета они и будут отличаться друг от друга. Специ­фика профессионального предмета взаимодействия в профессиях типа «человек—человек» проявляется прежде всего в мере воздействия на параметры инди­видуальной жизни человека. В этом смысле теснее всего с этими параметрами связана деятельность пси­холога и врача. Они оба несут ответственность за свои Бездействия и те изменения, которые могут существенно повлиять на логику индивидуальной жизни человека. Психолог берет на себя ответственность за проявле-иие качеств психической жизни, а врач за проявление

 йршккум н ттттщ тцлщтт

Профессия

Содержание деятельности

Предмет интервью

Цели интервью

Мера проф. воздействии

психолог

все модально­сти внутрен­него мира человека

переживание динамичности свойств пси­хической ре­альности

изменение отношения к себе или дру­гому

возможность открытости для самого человека, этические и правовые нормы

педагог

освоение научных понятий

уровень вла­дения струк­турой научно­го понятия

фиксация уровня владе­ния научным понятием

права ребен­ка, этические и правовые нормы

врач

внутренняя картина здо­ровья, внут­ренняя карти­на болезни (вю, вкб)

изменение в вкз и вкб

динамика в !0 и вкб

этические и правовые нормы

юрист

ответствен­ность как со­держание Я-концепции

степень со­ответствия действий понятию от­ветственности

степень осоз­нания своей ответствен­ности

этические и правовые нормы

журналист

логика событий

степень объек­тивности ин­формации о событии

уточнение информации

этические и правовые нормы

социальный работник

организация

индивидуаль­ной жизни

соответствие индивидуаль­ной жизни жизни обше-ственной

восстановле­ние логики индивидуаль­ной жизни

этические и правовые нормы

социолог

Я среди других

отношение к другим

выявить отно­шение к дру­гим

этические и правовые нормы

качеств жизни физической. Оба — врач и психолог — работают с симптомами, оба ориентируются на их из­менение как результат своей профессиональной рабо­ты, своего профессионального воздействия. Оба остав­ляют заметный след своим присутствием в личной биографии человека, влияя на ее течение, делая ее предметом своих профессиональных усилий.

Предлагая следующую схему различий психологи­ческого воздействия в разных профессиях, хотелось бы обратить внимание на то, что интервью в них является одним из методов профессиональной деятельности. Психолог, пожалуй, одна из немногих профессий, где мера воздействия определяется степенью открытости другого человека и возможностью психолога использо­вать эту открытость для создания новых динамических тенденций во внутреннем мире другого человека. Цели интервью психолога уточняются и совершенствуются в процессе его взаимодействия с другим человеком.

Процесс взаимодействия

Существенная особенность интервьюирования боль­ного в профессиональной деятельности врача состоит в том, что врач четко ориентирован на три главные цели:

• установление контакта с больным,

• диагностика болезни,

• оценка эффективности лечения.

Решение врача о состоянии больного, в конечном итоге постановка диагноза и лечение определяются

 ^i т»и icnnimKim »в|[||Ы1р1ваши?

степенью уверенности его в болезненном состоянии человека, обратившегося за профессиональной помо­щью к нему.

Степень уверенности врача условно может быть проран-жирована от полной его уверенности в том, что интервьюируемый здоров, до установления известной нозологической формы заболевания с -определением варианта ее течения (степень тяжести, осложнения и т. п.). На характер принятия врачом решения о тяжести заболевания оказывают влияние множество объектив­ных и субъективных обстоятельств, которые сказыва­ются на его диагностическом поиске — главном векто­ре, определяющем принятие решения о состоянии больного. Ориентация врача в параметрах внутренней картины здоровья обратившегося за помощью пациен­та зависит и от такой личностной характеристики само­го врача, как внушаемость, «сенсибилизированность» его к самому процессу диагностического поиска, от степени воздействия другого человека, а также от сте­пени выраженности неспецифических признаков болез­ни и наличия ее специфических симптомов.

Известно, что во внутренней картине болезни не­приятные переживания могут носить как соматичес­кий, так и психосоматический характер, поэтому для врача возникает особая задача дифференциации спе­цифических и неспецифических признаков болезни, что делает содержание интервью специфическим, хотя оно сохраняет свою структуру.

Мы не ставим своей задачей подробно описывать этап диагностического поиска в структуре интервью, характерной для деятельности врача, это детально представлено в специальной литературе.

Хотелось бы обратить внимание на то, что врач в своем диагностическом интервью, задавая вопросы, оказывает влияние на внутреннюю картину болезни, способствуя ее структурированию. Это делает диагно­стическую работу врача крайне важной в плане пост­роения у больного внутренней картины болезни. Ибо именно она будет тем основанием, на котором будет строиться переживание лечебного воздействия.

Врачу приходится учитывать степень активности --_ больного в создании и воспроизведении внутренней uilZ картины болезни, так как степень активности — это

позиция больного в интервью, которая определяет построение диагноза — т. е. существенно влияет на эффективность интервью. Для работы с позицией боль­ного врачу приходится учитывать не только основные типы симптомов, но и штампы бытовых ситуаций, в которых они проявляются, т. е. ориентироваться на то­пологию внутренней картины болезни.

Если врач этого не делает, то в его работе наблюда­ются ошибки, типичные для метода интервью: внуше­ние больному симптомов предполагаемой нозологичес­кой формы, неверное восприятие жалоб (симптомов) больного — желаемое принимается за действительное, происходит нераспознавание агравации и, более того, симуляция симптомов.

Врач, задавая вопросы о состоянии больного, од­новременно оказывает воздействие на выявление осо­бого образования в психологической реальности — внутренней картины болезни. Именно оно будет оп­ределять как содержание Я-концепции, отношение больного к врачу, к себе, к социальной ситуации в целом. Своим воздействием врач актуализирует раз­ные параметры внутренней картины болезни, созда­вая таким образом условия для динамизации Я-кон­цепции человека, т. е. врач осуществляет в своем диагностическом поиске процедуру, близкую по це­лям к психологическому консультированию, и в изве­стном смысле выполняет на бытовом уровне роль психолога, структурируя своими вопросами внутрен­нюю картину болезни пациента.

Переструктурирование психической реальности человека осуществляет и учитель, когда своими воп­росами и замечаниями расширяет (часто, к сожале­нию, до запретных этических пределов) предмет сво­его профессионального взаимодействия. Не хотелось бы приводить длинную череду таких фактов, они го-ъорят сами за себя со страниц школьных тетрадей и дневников. Основная суть нарушений состоит в том, что учителем не осознается в полной мере предмет профессионального взаимодействия со школьником и свое профессиональное место в его жизни. Соответ­ственно интервью — вопросы и замечания учителя по поводу действий школьника носят характер, превы- ---тающий меру его профессионального присутствия вu0u

 жизни школьника, таким образом нарушается и рас­пределение ответственности за учебную деятельность и ее результаты.

Мы не останавливаемся подробно на специфике интервью в каждой из указанных профессий «чело­век—человек», поставив перед собой задачу на приме­ре освоения средств и способов воздействия психоло­га в ситуации интервью наиболее полно представить его как метод профессиональной деятельности, меня­ющийся в зависимости от предмета профессионально­го воздействия.

Профессиональная позиция психолога

ПОЗИЦИЯ ВОЗДЕЙСТВИЯ

i|ia mm ||е||ш||г«ч[сш шфиироиние?

 

ЗЕРКАЛЬНАЯ ПОЗИЦИЯ

ПСЕВДОПОЗИЦИЯ

Чи такое пскшогичесш шсуширшяие?

Возможные ошибки в интервью и пути их профилактики

Ошибки

Профилактика

1. Отсутствие личностного обращения к интервьюируемому.

1. Четкое знакомство с названием имени, использование имени в ходе интервью.

2. Поучения, очевидные и банальные советы.

2. Освоение предмета профессиональ­ной деятельности, принятие профес­сиональных ограничений.

3. Избыточная личная заинтересован­ность в содержании интервью.

3. Освоение профессиональной пози­ции и профессиональной этики.

4. Уход от профессионального взаимо­действия в бытовое.

4. Рефлексия на содержание профес­сиональной деятельности.

5. Использование специальной, редко употребляемой в быту терминологии.

5. Говорить простым, четким, литера­турным языком.

6. Стремление интервьюера занять собой, своими лиными проблемами и высказываниями большую часть вре­мени.

6. Организация профессионального пространства, контроль за временем своих высказываний.

7. Навязывание своего мнения нтервьюируемому.

7. Контроль за соответствием задаче клиента.

8. Эмоциональное воздействие через оценку качеств интервьюируемого.

8. Безоценочное общение.

9. Отсутствие четких целей интервью.

9. Владение предметом интервью (топология предмета должна быть выстроена заранее).

10. Уличение интервьюируемого в неискренности, стремление «поймать» его.

10. Следование предмету интервью.

11 Постоянные апелляции к мнению других людей.

11. Цель интервью — мнение, пробле­ма, внутренняя картина болезни и т. п,— в логике индивидуальной судьбы человека.

12. Отказ от взаимовлияния людей в процессе интервью.

12. Самоконтроль за профессиональ­ным развитием.

13*

 ПРАКТИЧЕСКИЕ ЗАДАНИЯ НА ОСВОЕНИЕ ТЕХНИКИ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО КОНСУЛЬТИРОВАНИЯ

Задания на развитие профессиональных действий психолога по созданию ситуации взаимодействия с другим человеком

Цель: выделение основных тем в тексте для пост­роения предмета взаимодействия. Алгоритм выполне­ния задания:

• выделение, обоснование единицы анализа текста на осно­ве его понимания. В наших заданиях единицей анализа же­лательно считать понятие задач взаимодействия;

• отыскание индикаторов задач взаимодействия в тексте. Ру­ководствоваться следует принципом конвенциальности и иметь отвагу применить субъективный принцип, основан­ный на обобщенной научной теории, определяющей про-, фессиональные действия психолога и его решения;

• статистическая обработка, пусть даже она выглядит каи примерный количественный подсчет преобладающих те1к взаимодействия.

Появление предмета профессионального взаимо­действия выглядит как обозначение психологом пси­хической реальности и ее свойств. Первоначально этс в самом обобщенном виде представлено для ситуаций профессионального взаимодействия как выделение тем другого человека, в которых проявляются особен-) ности психической реальности. Мы уже отмечали, чта при этом психическая реальность возникает и фик\

Wmwrn защши и птт ттч ттютшт тцкщтт______

сируется при появлении в индивидуальной жизни че­ловека другого (чужих людей, близких или своего второго Я). Через воздействие на другого психичес­кая реальность приобретает контуры, возникает пе­реживание, обозначающее эту реальность. С этого переживания как узнавания темы другого начинает­ся взаимодействие.

Тексты для выполнения упражнений: с 1—3 чита­ются индивидуально, про себя, смысловые единицы разных тем выписываются после прочтения всего тек­ста в следующий протокол:

Текст 1

Тема 1

Тема 2

Тема п

название темы

название темы

название темы

кол-во единиц Текст 2 и т. д.

Смысловая единица анализа текста — слово или фраза. Тексты 1—3 взяты из книги Б. Кауфман «Вверх по лестнице, ведущей вниз».

Текст 1.

«Совсем недавно у меня впервые в жизни появи­лась внучка. Она живет на улице, где преступность принимает угрожающие размеры, в мире, где загряз­ненность воздуха, перенаселение и неустроенность лишают людей веры в будущее. Она только что научи­лась смеяться.

Когда я держу ее на руках — крохотный кулачок сжимает прядь моих волос, доверчивая теплая мордаш­ка прижимается к моему лицу, — я вспоминаю своих собственных детей, ненадежную, хрупкую радость».

Текст 2.

«Простая вера помогает людям жить. Каждый наш шаг основан на вере — перейти мост, войти в лифт, сделать денежный вклад, поверить другу или влюбить­ся. Вера в то, что мир уцелеет, что жизнь обернется к нашим детям своей лучшей стороной.

 Жена моего сына, как и многие другие современ­ные женщины, не так встревожена. Она доверяет своим инстинктам. Не задумываясь, она естественно держит себя со своей дочерью, играет и разговаривает с нею Они неразлучны. Всякий раз, когда моя невестка отправ­ляется за покупками, она пристегивает себе на спину, как маленький рюкзачок, свою дочку на холщовом стуль­чике и небрежно засовывает при этом, точно шариковую ручку, в карман револьвер со слезоточивым газом».

Текст 3.

«Когда моему сыну (отцу новорожденной) было четыре года, я впервые повела его в цирк. Мне не терпелось увидеть представление его глазами. Но у входа я совершила ошибку: я купила ему красный воз­душный шар.

И во время грандиозного, захватывающего зрели­ща — великолепные слоны (подумать только, тридцать слонов!), акробаты, канатоходцы, выступавшие под ба­рабанную дробь, — мой сын был поглощен своим воз­душным шаром, не отрывал от него глаз.

— Джонатан, смотри, какие слоны! Видишь, как скачут на лошадях наездники. Сейчас из пушки выле­тит дядя. Ну посмотри же вот туда.

Но красный воздушный шар, поскрипывающий в его потных маленьких ладонях, занимал и радовал его боль­ше всего. Теперь, четверть века спустя, я думаю, что он был прав».

Тексты 4—6 анализируются следующим образом: эк­спериментатор читает вслух текст, а испытуемый дол­жен выделить темы и их основные смысловые единицы на слух. Данные анализа испытуемым каждого текста экспериментатор заносит в протокол, аналогичный пре­дыдущему. Кроме умения выделять семантические еди­ницы, это задание позволяет развивать профессиональ­ную память — основу активного слушания.

Текст 4.

Из В.В.Розанова:

«Мамаша всегда брала меня за пенсией... Это было два раза в год и единственными разами, когда она садилась на извозчика. Нельзя передать моего восторга. Сев раньше ее на пролетку, едва она усядет­ся, я, подскакивая на сиденье, говорил:

щжтш wm и птт тш титшт шсрьтировзши____

— Едь, едь, извозчик!

— Поезжай, — скажет мамаша, и только тогда извозчик тронется ».

Текст 5.

Из Е. Замятина:

«Я жду у окна, гляжу на пустую, с купающимися в пыли курами улицу, и наконец едет наш тарантас: везут из гимназии отца; он — на нелепо высоком сиденье, с тростью, поставленной между колен. Я жду с замирани­ем сердца обеда — за обедом торжественно разворачи­ваю газету и читаю вслух огромные буквы: «Сын Оте­чества». Я уже знаю эту таинственную вещь — буквы. Мне года четыре».

Текст 6.

К. Станиславский, из книги «Моя жизнь в искус­стве»:

«Я играл какой-то французский трехактный воде­виль, действие которого происходило в уборной актри­сы, за кулисами. Завитой, расфранченный, я влетел на сцену с громадным букетом. Влетел... и остолбенел. Передо мной в центральной главной ложе сидели отец, мать, старушки-гувернантки. А в последующих актах мне предстояли такие сцены, которые не могли быть пропущены строгой семейной цензурой. Я сразу оде­ревенел от конфуза и смущения. Вместо бойкого раз­битного молодого человека у меня получился скромный воспитанный мальчик. Вернувшись домой, я не смел показаться на глаза домашним...»

Возможный образец выполнения задания. Текст из «Доктора Живаго» Б. Пастернака:

«Я плохая. Ты не знаешь меня, я когда-нибудь рас­скажу тебе. Мне трудно говорить, ты видишь, я захле­бываюсь от слез, но брось, забудь меня, я тебя не стою».

Тема 1

«Какая я вообще9»

Тема 2

«Ты и я»

Тема 3

«Пожалей меня»

«Я не хочу тебя обманывать»

плохая, брось, забудь, я, я, мне, меня, я,я

ты не знаешь меня; тебя,тебя

видишь, захлебы­ваюсь от слез

тебя не стою

9

5

2

^

 Вывод: преобладает тема «Какая я вообще». Она может быть основой построения профессионального вза­имодействия психолога с автором этого высказывания.

Задание на анализ тем в реальных высказываниях людей, обращавшихся за психологической помощью

Выделите, какие темы представлены в следующих высказываниях, обоснуйте свой ответ через анализ смысловых единиц текста:

Текст 1.

«Мне трудно говорить, я сама врач. Я понимаю, что со мной. У меня депрессия, невроз с детскими корня­ми, астения, второй год уже такое состояние. Лечение ничего не дало, потом стало еще хуже. Все социальные проблемы очень действуют. Работа сложная, семейная ситуация сложная. Найти способы противостоять не могу, все давит, раздражает.

Завтра муж приезжает из командировки. Стала аг­рессивна, ругаюсь по-хамски, хочу побить всех... Бо­юсь и мужа потерять, все время командировки у него...

Мать больная, старая, с нами живет. Все беды пе­рекладывает на меня. Ее страдания перекладывает на меня, склероз у нее, все время меня достает. Я все сама, все кручусь — магазины, уборка, стирка и т. д. Все сама. Дочь далеко, за нее сердце болит. За все боюсь. С мужем говорить напрасно, одни командировки у него на уме, в одни и те же места всегда ездит. Муж увле­чен работой, меня не замечает... Я человек самолюби­вый. Почему у меня появилось отторжение от людей? От близких? Научите противостоять хамству. Есть ли для меня нормальный путь? (И., 47 лет).

Текст 2.

(бабушка о внучке 7 лет): «Она очень подвижная от рождения. Когда было две недели, уже передвигалась в кроватке. Невнимательная, когда к ней обращаешь­ся, не слышит с первого раза. Только и понимает, ког­да повысишь голос. Очень добрая, очень любит живот­ных, но подруг у нее нет. Часто жалуется, что с ней никто не дружит. Как-то сказала, что дружит сама с собой. Может драться с детьми, ее тоже бьют.

Пдщшснис щит и пешне шш» шшшшшсши шЕрьтиршши

Беспокоит многое — неусидчивая, невнимательная, в школе часто жалуются на непослушание.

Последнее время скучает по маме: родители в раз­воде, мать ушла, девочка осталась с отцом. Полгода жила с ним, а потом сын привез ее к нам. Здесь ей поставили диагноз — сколиоз поясничного отдела позвоночника. Посещает школу-интернат. Суббота и воскресенье у нее свободны, и она у нас — это невыносимо.

В школе днем спит плохо, ее за это наказывают, может на уроки опоздать, без разрешения уйти с заня­тий, но это бывает нечасто.

Мне кажется, что ее в школе учительница не пони­мает, говорит, что она трудный ребенок, да и нам с ней не сладить. Ее наказывать бесполезно — она лучше не становится. А учится она неплохо, стихи запоминает мгно­венно, но мешает неусидчивость, невнимательность».

Текст 3.

Самодеятельная песня:

«Кто мог знать, что с тобой вместе, Что так быстро, так исчезнет. Ты в меня еще вчера был влюблен, Между нами серый дождь, серый сон.

Припев:

Серые дожди печальны, как слеза,

Серые дожди, осенняя гроза.

Серые дожди мне ночью снятся вновь.

Серые дожди, моя печальная любовь.

Вот и все, и сама осень

О тебе память уносит.

Вот и все, остался ты в душе моей,

И смывает все следы сезон дождей.

Припев». Текст 4.

Стихи не для печати:

«Умерла неузнанною птица на чужой земле. Знаю, эта песня повторится и в моей судьбе».

Задания на определение задач взаимодействия по высказываниям лшдей, обратившихся к психологу

(Напоминание: при выполнении заданий пользуй- ппп тесь понятием задач взаимодействия: их лучше выпол- и

 нять в группе, прибегая к коллективному обсуждению возможного решения.)

Задание 1.

Определите по высказыванию задачу взаимодей­ствия с психологом. Докажите правильность свого ре­шения.

1 «Не могу поверить, что сама ничего не смогла сделать, вот

пришла просить помощи у чужого человека, чтобы дела в

семье поправить».

2. «Он очень боится один оставаться дома. Мы уже его убеждали, что ничего страшного нет, но он как будто не понимает этого».

3. «Я часто думала, что только близкие могут помочь в труд­ную минуту, но ошиблась».

4. «Все у нас есть, а вот радости, счастья — нет».

5. «Если бы кто сказал, что надо сделать, я бы все точно сде­лала».

6. «Хотелось бы побольше узнать о себе».

7. «Думаю, что ревность — это болезнь. Может быть, вы ее лечите?»

8. «Жили как люди, а тут все в один день рухнуло. Я уже не жена».

9. «Я же все для него, он у нас в семье лидер. Разве это непра­вильно?»

10. «А он сам сказал, что его тянет к мальчикам. Это ведь беда».

Задание 2.

Определите, какая из реплик психолога способству­ет структурированию предмета профессионального вза­имодействия, а какая, по вашему мнению, препятствует этому, поясните свои ответы, используя свое знание о свойствах психической реальности как предмета профес­сионального взаимодействия психолога.

Реплики психолога:

1. Ну, говорите, говорите хоть что-нибудь об этом.

2. Разве с вами, взрослым человеком, это было впервые?

3. Похоже, что вы плохо ориентируетесь в конкретных фактах.

4. Вам что, трудно вспомнить то, что было вчера?

5. Да, я это и сама увидела, не надо лишних слов, дальше...

6. Расскажите о нем подробнее...

7. Кто для вас этот человек?

Яниг|8С»»8 защит ч мтт шши шшкттп тщщтт_______

8. Было бы неплохо начать все заново...

9. Вы не верите мне?

10. Не вижу ничего необычного в ваших словах.

11. Да, это уже давно было известно Фрейду...

12. Говорите, говорите, это пойдет вам на пользу.

13. Подробнее, пожалуйста, об учительнице вашего сына.

14. Я слушаю вас.

Задание 3.

Определите по высказываниям психологов, какую позицию занимают они по отношению к другому чело­веку. При выполнении задания пользуйтесь таблицами, используйте понятия «позиция на равных» и другие.

1. «Психолог — это профессия, формирующая личностные качества человека».

2. «Психолог — это профессия, которая изучает душу челове­ка, его мысли, эмоции. Психолог должен помогать людям».

3. «Психолог — это профессия, необходимая в современной школе для нормальной практической работы».

4. «Психолог — это профессия, которая позволяет оказы­вать помощь людям, не знающим выхода из тупиковой ситуации, находить причины стрессов, недовольства лю­дей собой и окружающими».

5. «Психолог — это профессия, которая мне нужна, она моя, я хочу понимать людей глубже, чем понимаю сейчас ».

6. «Психолог — это профессия, предполагающая знание за­конов, особенностей психики разных типов людей и уме­ние пользоваться своими знаниями, для того чтобы кор­ректировать отношения, корректировать нежелательные моменты в поведении и мироощущении личности в сторо­ну их улучшения».

7. «Психолог — это профессия, требующая ответственнос­ти, в первую очередь, терпимости, знания о другом чело­веке, о себе и т. п.».

8. «Психолог — это профессия одержимых душой и увле­ченно-вдохновенных людей, человековедение».

9. «Психолог — это профессия, требующая глубоких про­фессиональных знаний, практического опыта, глубокой ответственности за выполнение дела».

10. «Психолог — это профессия, которая позволяет глубже по­нять мотивы поступков и осознать все внутренние процес­сы, происходящие как с самим собой, так и с другим лицом».

11. «Психолог— это профессия, которая помогает людям познать себя, найти свое место в жизни».

 12. «Психолог— это профессия, которая помогает узнать психику человека, его нравы, обычаи, возможности, от­крывает много нового и неизвестного».

13. «Психолог — это профессия в данный момент очень нуж­ная и необходимая нашему больному обществу».

14. «Психолог — это профессия, которая дает возможности правильно помогать людям в их проблемах, разбираться в самих себе, самораскрываться, самоутверждаться».

15. «Психолог — это профессия для людей, которые любят человека, интересуются им, хотят изменить его жизнь (точнее, его отношение к жизни)».

16. «Психолог — это профессия, требующая высокого уров­ня знаний, как профессиональных, так и общекультур­ных, а также таких качеств, как тактичность, вниматель­ность».

17. «Психолог— это профессия очень интересная, очень нужная, которая может помочь глубже узнать друг друга, решить важные проблемы ».

18. «Психолог — это профессия будущего. Она требует от человека много знаний и умений, полной отдачи себя лю­дям».

Задание 4.

Проанализируйте, какое из высказываний психо­лога ориентировано на

• воздействие,

• манипулирование,

• управление,

• формирование.

Используйте для анализа этих высказываний сле­дующее представление о содержании этих понятий:

1. Воздействие — это изменение психической реальности другого человека с целью создания для него новых пере­живаний и качеств. Предполагает ценность другого чело­века как меру изменения психической реальности.

2. Манипулирование — изменение психической реальности человека в соответствии с целями и задачами кого-то или чего-то. Предполагает скрытое или явное обесценивание человека.

3. Управление-изменение психической реальности человека в соответствии с ее свойствами. Предполагает отсутствие у человека возможности адекватной саморегуляции.

4. Формирование — изменение психической реальности че­ловека в соответствии с представлением о ее социальной и

пнтмсче wm n mm» текши ясшиштшо шфыирдщш_____

индивидуальной норме. Предполагается, что сам человек не может достичь этой нормы.

Для ответа используйте понятие о профессии пси­холога-консультанта.

1. Надо разобраться вам с ним — кто за что отвечает, да ладно, вернемся к этому позже?

2. Неужели вам хочется мне об этом говорить столько раз!

3. Вы же знаете, что перед вами ребенок, почему вы ее на­гружаете взрослыми проблемами?

4. Ваши опасения мне ясны, но что вы делали, чтобы их не было? Делали что-нибудь?

5. Вы говорите, что все ее не любят. Думаю, что это преуве­личение.

6. Постарайтесь припомнить все, до мелочей, я помогу вам в

этом, вот мое задание... ?. Как человек я вас понимаю, но вы сами сказали, что не

чувствуете себя человеком, давайте изменим тему.

8. Было бы неплохо узнать мнение и другой стороны. Вы можете проанализировать его мысли, а не свои...

9. Вы говорите, что вы не психолог, но ведь на уровне про­стого здравого смысла понятно, что если ребенку трудно, то ему надо помогать, а не ругать его, его надо жалеть, а не наказывать.

10. Об этом трудно говорить, попробуйте узнать себя в этих заданиях.

11. Вы не можете говорить ? Давайте помолчим, а потом пред­примем новую попытку.

12. Вы не могли бы лучше сосредоточиться на моих вопро­сах?

13. Хорошо, больше ничего не говорите, я сама вас буду обо всем спрашивать.

14. Кто вам сказал, что ребенок должен быть таким, каким его кто-то хочет видеть? Пусть даже это и близкие люди.

15. Вы уже успели сказать ей, что не любите ее?

16. Это был желаемый для вас ребенок? 1?. Она вам никогда не говорила, что боится потерять вашу любовь?

18. Вам надо точно отвечать на мои вопросы, я еще раз вам это повторяю.

19. Вы сказали, что врачи называют ее «капризной», они хо­рошо знакомы с вашей девочкой?

20. Вы лучше настройтесь на себя, тогда нам будет легче гово­рить.

21. Мне было бы понятнее, если бы вы говорили последова­тельно.

 22. Вам обязательно надо узнать об этом мнение учительни­цы и сопоставить свои требования с ее.

23. Что вы ей сказали, когда услышали от нее, что она не хо чет идти в школу?

Задание 5.

Проанализируйте, какое из высказываний на пер вом этапе интервью принадлежит психологу, а какое — неквалифицированному.

Для ответа используйте понятие о профессии пси холога-консультанта. Высказывания психологов:

1. У меня дар, талант понимать людей, это никто не отрицаеэ

2. Я обязательно помогу вам изменить себя.

3. Мы вместе с вами постараемся увидеть ваши проблем!

другими глазами. 4 Кто бы мог подумать, что такая молодая и красивая жен

щина будет думать о смерти.

5. Вы серьезно относитесь ко всему, что с вами происходит

6. Вы можете рассчитывать на мои профессиональные зна ния и опыт.

7. Трудно начинать работу при таком сопротивлении с ва шей стороны.

8. Вы бы себя пожалели, чем быстрее будете говорить прав ду, тем легче найдем решение.

9. Думаю, что с этой задачей эффективнее справится moi коллега.

10. Вы уже разочарованы! Чем?

Задание 6.

Выделите в высказываниях людей, обратившихся за психологической помощью, варианты передачи от­ветственности за разрешение ею ситуации на психо­лога:

— Мне так много хорошего о вас говорят, что вы веек помогаете...

— Я буду платить столько, сколько вы скажете, толькс помогите...

— Это последняя наша надежда.

— Мы уже были у психологов, но что-то ничем не по­могли...

— Вы, наверно, здесь непостоянно работаете, в штате этой фирмы и должности-то психолога нет...

— С ней никто не может справиться, никто, понима­ете.

Прзшшст ттч ш ишние текши штитшигд ШЕрииршши_____

— Я не психолог, но понимаю, что с ней что-то проис­ходит...

— Нас же никто не учил психологии, никто, понимае­те, и никогда.

Обратите внимание, что передача ответственнос­ти на психолога, с точки зрения другого человека, яв­ляется якобы необходимым условием его профессио­нальной деятельности.

Задание 7.

Выделите в высказываниях психолога варианты распределения ответственности между психологом-консультантом и другим человеком, сопоставьте их с высказыванием из предыдущего задания.

— Спасибо, но скорее всего это преувеличение.

— Я еще не поняла, смогу ли я вам помочь...

— К счастью, я не единственный специалист в этой об­ласти знания...

— У психологов, как и у врачей, своя специализация, возможно, вы еще не встретили своего специалиста.

— Должности пока нет, но профессия психолога уже существует.

— Ваша дочь действительно сложный ребенок, слож­ный и для себя, и для окружающих, с ней надо учить­ся жить, ей учиться жить с самой собой тоже.

— Да, матери обычно хорошо чувствуют своих детей, эти чувства и позволяют сохранять отношения с детьми, где бы они ни были.

— К сожалению, пока психология не является обяза­тельным для всех учебным предметом, но мы живем среди людей и учимся понимать Друг друга на своих ошибках.

Постарайтесь определить, какие границы собствен­ной ответственности задает психолог и какую зону от­ветственности предлагает ему человек, обратившийся за помощью.

Задание 8.

Узнайте и назовите качества человека по их опи­санию, объясните свой ответ. У вас есть возможность выбрать ответ из списка предлагаемых и обосновать его.

 Цтщи п тиштщ тщщтт

Содержание качества

Возможное его

исполнительный, соблюдающий во всем порядок, точность

педантичный аккуратный организованный

наступательно-захватнический

активный агрессивный стремительный

вполне соответствующий, совпадающей

равный подобный адекватный

высокое мастерство, виртуэзность

артистизм совершенный уникальность

лишенный оригинальности, избитый

средний нормальный банальный

категорический, не подлежащий возражению

безапелляционный самостоятельный независимый

лишенный своеобразия, индивидуальных, характерных свойств

серый невидный безличный

лишенный нарочитости

естественный безыскусственный самобытный

испытывающий волнение, склонный к нему

беспокойный раздражительный суетливый

бедный содержанием, мыслями

глупый бессодержательный пустой

безвольный, легко поддающийся чужим влияниям

бесшабашный бесхарактерный бесхребетный

расторопный, ловкий, быстрый, живой

прыткий бойкий энергичный

niaimtcm задана и ктт mm тттит ищищтт

Содержание качества

Возможное его

способный к серьезной работе

важный сосредоточенный дельный

готовый содействовать благополучию других, желающий добра другому

человечный доброжелательный участлив ый

основанный на положениях, которые принимаются как непререкаемые

верующий догматичный постоянный

язвительный, коварный

колкий непредсказуемый ехидный

глубоко искренний, сердечный

любящий задушевный непосредственный

не забывающий, не прощающий причиненного зла

скрытный злопамятный вредный

склонный к приобретению новых знаний, пытливый

интересующийся любознательный увлеченный

обходительный, предупредительный, учтивый

внимательный любезный понимающий

очень однообразный по тону, интонации

нужный монотонный надоедливый

притворный, неискренний

наигранный фальшивый выдуманный

неослабевающий, требующий сил, внимания

энергичный напряженный активный

стоящий особняком, отдельно

исключительный обособленный выдающийся

 Приищи яд шшдшчешма mipbinpiaam

Содержание качества

Возможное его

соответствующий истине, правильный, точный

верный правильный ответственный

требовательный, строгий

справедливый взыскательный нудный

производящий впечатление

завораживающий внушительный величественный

легю поддающийся впечатлениям, чуткий

слабый мягкосердечный впечатлительный

Упражнения на внимание и методы воздействия

1. Распознавание талантливого и неталантливого слушате­ля. Обратить внимание на их поведение. Сравнить их по параметрам слушания. Изучить специфику поведения. Вернуться в свое прошлое и изучить людей, которые были для вас полезны или нет.

2. Практический эксперимент на внимательное поведение. Намеренно использовать неправильное поведение (смот­реть в сторону, менять тему разговора на интересую­щую вас, унылый вид), в следующий раз вести себя гра­мотно. Сравнить эффект.

3. Пример для класса. Наклонитесь вперед, и лектор бу­дет читать только вам. Люди говорят для тех, кто слу­шает.

4. Избирательное внимание. Отмечать в разговоре все темы. Выбрать интересную для вас и развить ее. Вер­нуться к другой и сделать то же самое.

5. Наблюдения за влиянием. Выбрать человека, который способен оказывать влияние на других (друг, знакомый, ТВ-ведущий). Обратить внимание на его вербальные и невербальные приемы.

6. Упражнение на достижение цели. Неэффективное воз­действие: смотреть вниз, отворачиваться от человека, мямлить, эффективное — наоборот. Упражнение повто­рять в ситуации дискомфорта или скованных.

щшшесчи задан» и пшене шш» асшюшшесшге шцширошш

Задания но методам воздействия

Освоение метода интерпретации. Перескажите (для передачи другому человеку) смысл приведенных ниже отрывков:

1. «Каждый раз ваш ребенок определяется в соответствии с этими идеями как всего лишь беспомощное существо, не способное самостоятельно жить, нуждающееся в вашем руководстве, поддержке, знании того, что вы «заботитесь» о нем. Здесь нет даже упоминания об инициативе и способности вашего ребенка сделать что-либо самостоятельно. Это очень неверное и крайне унизительное представление о вашем сыне или дочери. Кроме того, эти идеи определяют и вас лишь в связи с поведением вашего ребенка, а не как человека, кото­рый что-то означает и сам по себе. С вами считаются постольку, поскольку вы являетесь «хорошим родите­лем». То, что вы из себя представляете, зависит не от того, что вы делаете или кем вы являетесь, но от того, что делает и кем является ваш ребенок, зависит не от того, что он или она думают или делают, но от того, насколько точно он или она соответствуют вашим ожиданиям. Тем самым каждый из вас определяется че­рез другого и не является индивидом, обладающим са­моуважением и самодостаточностью» (Байярд Дж. и Р.Т. Ваш беспокойный ребенок. — М., 1991. — С. 51).

2. «Ребенок на границе перехода от предметной к ролевой игре еще не знает ни общественных функций взрос­лых, ни общественного смысла их деятельности. Он действует в направлении своего желания, объективно ставит себя в положение взрослого, при этом происхо­дит эмоционально-действенная ориентация в отношении взрослых и смыслах их деятельности. Здесь интеллект следует за эмоционально-действенным переживанием» (ЭльконинД.Б. Психология игры. — М., 1978. — С. 277).

3. «Когда была создана общая теория относительности, многим показалось, что наука отбросила последние ос­татки наглядности, что она занялась не столько явле­ниями, сколько отношениями, которые ставятся на место явлений. А эти отношения выражаются форму­лами, которые ничего не говорят чувствам. Хотя, кто так говорил, поторопились: надо было сначала спро­сить самих ученых, эту задачу выполнил Жак Адамар.

 Собирая материал для своей книги о психологии изоб­ретений в математике, он разослал многим ученым ан­кету с вопросами, касающимися языка их мышления. «Слова, написанные или произнесенные, не играют, по-видимому, ни малейшей роли в механизме моего мыш­ления, — отвечал ему сам создатель теории относитель­ности. — Психологическими элементами мышления являются некоторые, более или менее ясные знаки и образы. Образы эти были у Эйнштейна зрительными, слуховыми, а иногда и двигательными, слова же или другие звуки появлялись тогда, когда мысль надо было передать другим» (Иванов С. Абсолютное зеркало. — М., 1986. — С. 54—55).

4. «В интересах такого однозначного понимания интрос­пекции как специфического метода психологии нам представляется совершенно необходимым выделить из ее содержания этот широкий придаваемый ей смысл и понимать интроспекцию уже, мысля о ней только осо­бый ряд наблюдения или восприятия, ибо открытие законов и всякого рода общих положений о свойствах моей психики есть результат действия размышляющего по логическим законам ума над полученным уже мате­риалом. Это есть работа рефлексии (в собственном смысле, в отличие от Локковского — слишком широко­го). Но, очевидно, подобная рефлексия не есть что-либо специфическое, присущее психологическому исследо­ванию, — напротив, она одинакова во всех науках, как приложение логических операций к сырому материалу. Мы же, видя в интроспекции специфический, отлич­ный от внешнего источника опыт познания, полагаем, что под интроспекцией не следует понимать то, что от­носится собственно к рефлексии, открывающей зако­ны и соотношения, но лишь самый способ получения сырого материала, как таковой, интроспекция может быть сопоставлена с наблюдением каким-нибудь внешним чувством, скажем, зрением. Из такого сопоставления будет видно, почему интроспекции нельзя приписывать установление закономерных связей и образование поня­тий, подобных «памяти», являющихся понятиями отно­сительного умозаключения, а не непосредственной дан­ности переживания (Кравков С.В. Самонаблюдение. — М., 1922.— С. 21).

5. «Если говорить о собственно познавательной мотива­ции, то нужно отметить, что ее характер зависит от

щцщиесш щшч на шит пиш тшттш шсдиыировзш

характера учебно-познавательной деятельности, про­цесса усвоения знаний. Ранее мы говорили о том, что знание, которое усваивает человек, — это средство (орудие) решения различного рода проблем и задач, возникающих в жизни, в общественно-трудовой прак­тике. Но в обучении усвоение этого средства (знания) становится также самостоятельной целью. Иными сло­вами, в процессе познавательной деятельности знание выступает как цель, и как средство. Поэтому и позна­вательная мотивация, т. е. потребность в знании, может быть как внутренней (эпистемическая любознатель­ность, интерес к новому, ориентировочная активность), так и внешней (понимание практической пользы зна­ний, которые сами по себе могут и не возбуждать ин­тереса)» (Кулювкин Ю.Н. Психология обучения взрос­лых. — М., 1985.— С. 67).

6. И. Жданов. Из сб. «Портрет». С. 56:

«Я буду дорожить виной или ошибкой. Ткань возвратится в нить, чтоб грусти стать улыбкой. Надежды больше нет, есть только вера в чудо — и надо мною свет неведомо откуда».

С. 12:

«Вода в глазах не тонет —

признак грусти.

Глаза в лице не тонут—

признак страха.

Лицо в толпе не тонет —

признак боли.

Боль, как пещера, вырыта в

тумане

в газообразном зеркале

житейском,

толпящемся в преддверии

страданье.

О, если б кто-нибудь

в пещеру эту

своим лицом вошел,

он бы услышал, что боль поет, как взгляд

поет в ресницах.

Черна, как нефть, готовая

взорваться,

Она плотней кассеты с

 кинопленкой,

где в каждом кадре

увяданье мака,

где в каждом кадре мак

меняет кожу,

и против шерсти

зеркало ласкает,

оно в ответ чернеет и

клубится.

Лицо в толпе не тонет и уходит,

Ему— не оглянуться, но в тумане

Лишь взмахи весел,

плеск и скрип уключин.

7. Н. Рубцов. Из книги «Русский огонек»:

В глуши

Когда душе моей Сойдет успокоенье С высоких, после гроз, Немеркнущих небес, Когда душе моей Внушая поклоненье, Идут стада дремать Под ивовый навес, Когда душе моей Земная веет святость И полная река Несет небесный свет, — Мне грустно оттого, Что знаю эту радость Лишь только я один:

Друзей со мною нет..

Стоит жара

Стоит жара. Летают мухи. Под знойным небом чахнет сад. У церкви сонные старухи Толкутся, бредят, верещат. Смотрю угрюмо на калеку, Соображаю, как же так — Я дать не в силах человеку Ему положенный пятак? И как же так, что я все реже Волнуюсь, плачу и люблю? Как будто сам я тоже сплю И в этом сне тревожно брежу..

Элегия

Отложу свою скудную пищу И отправлюсь на вечный покой.

Ияшшкш wm ч uncm imm ттттт тцшцтт_____

Пусть меня еще любят и ищут Над моей одинокой рекой. Пусть еще всевозможное благо Обещают на той стороне. Не купить мне избу над оврагом И цветы не выращивать мне...

8. Из собрания сочинений Л.С. Выготского:

«Мы видим, таким образом, что культурное развитие поведения тесно связано с историческим, или соци­альным развитием человечества. Это приводит нас ко второму закону, который также отражает некоторые черты, общие фило- и онтогенезу. Второй закон мож­но сформулировать так: рассматривая историю разви­тия высших психических функций, составляющих ос­новное ядро в структуре личности, мы находим, что отношение между высшими психическими функциями было некогда реальным отношением между людьми, кол­лективные, социальные формы поведения в процессе развития становятся способом индивидуального приспо­собления, формами поведения и мышления личности» (Т. 4.— М., 1984.— С. 221).

9. «В течение целых десятилетий общество было втянуто в жанр реализуемой утопии. «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью», — не только песня, но и программа ми­фического «светлого будущего». Утопическое созна­ние — вот главный источник и главное наследие тоталита­ризма, от которого мы не можем избавиться и по сей день. Утопизм стал официальной религией страны, утопизм, извративший все понятия о нравственности, о свободе, о цене человеческой личности, о человеческом достоинстве. При господствующей доктрине «светлого будущего» не­возможно было апеллировать к тяжелому настоящему — оно предполагалось лишь подножием, ступенькой к сле­дующим вершинам грядущего. За обещанное в будущем земное «царство» народу приходилось платить ужасную цену» (Иванова Н. Гибель богов.—М., 1991.—С. 10).

10. Письмо к отцу молодого человека, покончившего с собой (пунктуация и орфография сохранены без изменений):

Здравствуй, Папа.

Прости, прости меня за все, за все то плохое что я зделал для тебя, и за то чего не зделал. Когда ты читаешь эти строки Я буду уже в другом мире. Тебе нечего терять, в том что на свете не станет такого человечка как Я.

 дршшесш wm на шшш шиши ишшиткюп шсрынроват

Хотя я понимаю что я твой сын и ты мой отец и пожа­луй единственное что у меня есть и кому я верю. И только ты это и есть тот камень который тяжестью ляжет на мою грешную душу. Ибо какой бы я свиньей не оказался, ты наверное не воспримешь мой поступок как должное. Ты прав подумав что это не по мужски. Но я не вижу больше никакого выхода из этой ситуа-i ции. Я перестал себя уважать, даже более того я не mofi жить после того что случилось. Я опустился до после днего чмошника в глазах большинства, не спорю ело жившиеся обстоятельства вокруг меня пошли протш меня, но я сам виноват в том что все так вышло. Я поз волял над собой вытворять такие выходки, которые н допустил бы самолюбивый и гордый человек. Я пони мал что это и к чему может привести, но как «заморо ченный» нечего не предпринимал против них в свок защиту. Я зря прожил 18 лет, я прожил их бес толку Я ничего сейчас не стою. Я не знаю что со мной слу чилось, но я нечего в себе не нахожу и непомню oi многолетноего стажа в каратэ-до, мне противно осоз навать то что реально я мог бы убить этих 7-х, и 10-? и т. д. Но когда дело доходило до нужного момента вс мне все стопорилось, Я выгляжу как мешок с дерьмом Даже просто выразить то что я думаю в глаза недруг) прямым текстом не могу порой из за страха. Я 6oioci| когда на меня напирают в наглую, я действительно боюсу хотя не всегда это показываю. Меня привратили в рабс| а я как немужик не могу нечего поделать с этим. Да ц вдабавок как всему этому меня кто-то месяца 2,5 наза^ «зделал» «стукачем» — Я ничего не знал о той пьянка а старшине кто-то о ней все рассказал, а меня подста-j вили якобы это зделал я. Потом пошло-поехало, — сту-s ком, чмо. Если кто из начальников что и узнал то в| любом случае косились на меня. Постоянно слышал в| свой адрес это упоминание. А я никогда не кого не залажи-вал, только после той последней драки Я сказав взводному тех. взвода (даже не все как было) правду! думая что может это что изменит. Я действительно —j «чмо». Даже сбежать отсюда не сумел, готовился, /\у-\ мал, мечтал. Но Вчера на вокзале попался и на столько опустился что 2-е меня 2-раза догнали и окрутили как черняка. Потом вели скрученного по городу и части. Я ненавижу себя я не что в этом мире, я проиграл эту игру. Я хотел убежать на Восток (Дальний восток) чтоб или попытаться там начать новую жизнь или умереть

там. А сейчас после вчерашней неудачи я нечего нехо-чу, кроме одного — уйти, уйти от сюда туда где Я обрету покой и никто из этих людей меня не увидит я просто физически не могу больше здесь жить а уйти от сюда я не смогу, да и нечего из этого не выйдет. Мне кажется что я немного сошел с ума.

Раньше на гражданке у меня была Наташа, я если и по­падал в очень тяжелую ситуацию то мне было все рав­но, я просто вспоминал о ней и зная что в будущем я сней буду счастлив все забывав, ибо мне хватало про­сто ее. я любил Наташу и сейчас люблю но увы та единственная железная опора которая меня держала в жизни ушла у меня из под ног...

Извини и прости меня Отец, ты недостоин такого сына. Я хочу умереть, просто умереть. Я все всем прощаю и никого в своей смерти не веню. Забутьте меня как неудачный отросток от дерева жизни. Тем-более что я тебе наврал в последнем письме про другие деньги, — мне нужен был перевод, чтоб получить военнжк, но я его заполучил вчера и всеравно ничего не вышло я ничтожество и нечего меня жалеть. У меня к тебе пос­ледняя просьба и постарайся ее выполнить пожалуста, я тебя очень прошу: она может показаться тебе стран­ной но прошу тебя выполни ее: Хотя я и крищен и яв­ляюсь христианином, но не хорони меня по христиан­ски — Не закапывай меня сожги мое тело, я прошу тебя сожги. Но не в крима-тории а на открытом воздухе и на дровах. И зделай это обязательно за час до полуно­чи. Ибо в это время (я уходил по вечерам на кухню, как ты помнишь) я «ходил» на время туда куда уйду сейчас. Я умоляю тебя зделай так сожги мое тело на открытом воздухе (где нибудь в поле) за час до полуночи об этом тебя просит моя грешная душа. Прости меня Папа. Я люблю тебя. Прощай, твой сын Володя. 11. Узнайте по описанию Теофраста, о каком из характеров он говорит. Пользуйтесь возможным списком типов ха­рактера.

«... в широком смысле — это притворство, связанное с самоумалением в действиях и речах, а ироник — вот такой человек. Придя к своим недругам, он готов бол­тать с ними, показывая вид, будто вовсе не питает к ним неприязни. В глаза он расхваливает тех, кто на кого исподтишка нападает, и изъявляет соболезнование, если те проиграли тяжбу. Он даже оправдывает тех, кто дурно

 щщтшкши зцаш и ктт wm штткт шцлщтш

отзывается о нем и обвиняет его. С людьми обиженны­ми и раздраженными разговаривает спокойно, а если кто настойчиво добивается встречи с ним, велит прийти позднее. О своих делах ничего не рассказывает: гово­рит, что только обдумывает и ничего еще не решил, де­лает вид, будто только что пришел, что уже поздно, что ему нездоровится. Если кто просит денег в долг или собирает складчину и если он несет что-нибудь на рынок, то говорит, что не продает, а если не продает, то, наоборот, объявляет, что продает; что бы ни услышал, притворяется, что ничего не слышал, увидел — говорит, что ничего не видел; договорившись о чем-нибудь, заяв­ляет, что не помнит; то говорит, что еще поразмыслит, то — что еще не знает; то, что удивлен услышанным, то — что и сам уже так рассудил. Обычно он выража­ется в таком роде: «Не могу поверить», «Этого я не по­стигаю», «Я поражен». Или же: «Ты говоришь словно о другом человеке: мне он рассказывал совсем не то», «Это мне странно», «Рассказывай кому-нибудь другому», «Теряюсь: тебе ли верить или его обвинять?», «Подумай все же: не слишком ли ты легковерен?»

Возможные варианты: насмешка, ирония, издевательство. «... — это пристрастие к докучливо длинным и необдуман­ным речам. Вот такой человек пустослов. Усаживаясь ря­дом с незнакомцем, он принимается расхваливать соб­ственную жену. Потом рассказывает, какой ему сон приснился прошлой ночью, затем подробно перечисляет блюда, которые ел за обедом. Дальше — больше. Он за­водит речь о том, что люди ныне пошли гораздо хуже прежних, а пшеница на рынке дешева, и как много пона­ехало иностранцев, и море уже с Дионисий снова судо-ходно; а если Зевс пошлет побольше дождя, то и хлеба поправятся и через год он возделает поле; и как жизнь-то стала тяжела, и что Дамипп поставил самый большой факел на мистериях, и сколько колонн в Одеоне, и что «вчера меня стошнило», и «какой сегодня день», и что в боэдро-мионе бывают мистерии, в пианесионе — Апатурии, а в поседеоне — Сельские Дионисии. И если терпеть его пу­стословие, то он так и не оставит в покое».

Возможные варианты для выбора ответа: пустословие, болтливость, глупость.

«... — это приверженность к постыдным деяниям и ре­чам, оттаянный же вот какой человек: он легко прино­сит клятву, безразличен к дурной славе, за бранью не

постоит. По своей натуре он, можно сказать, рыноч­ный завсегдатай, распоясавшийся, на все способный. Он всегда готов даже в трезвом виде отплясывать кордак и без маски выступать в комосе. На представлениях фо­кусников он собирает за вход медяки, переходя от одно­го зрителя к другому, и бранится с тем, кто предъявляет использованные билеты, желая смотреть представление даром. Он не прочь сделаться кабатчиком, сводником или сборщиком пошлин и не гнушается никаким позор­ным ремеслом, может стать даже глашатаем, поваром или игроком в кости. Родную мать не кормит; его хва­тают и сажают в тюрьму за воровство, и в тюрьме он проводит больше времени, чем у себя дома. Он из тех людей, которые собирают вокруг себя толпу: охрип­шим голосом и надрываясь от крика, обращается он к встречным с руганью и разглагольствованиями, одни подходят, другие уходят, не дослушав его; одним он успевает рассказать только начало, другим какую-то часть истории. Лучшей обстановкой для того, чтобы высказать свою отчаянность, он считает всенародное празднество. Этот человек способен также вести по нескольку тяжб, то как ответчик, то как истец; то он под клятвой уклонится от явки, то явится с «ежом» за пазухой и со связкой документов в руках. Не прочь он также верховодить толпой рыночных бродяг-перекуп­щиков, ссужать им деньги под проценты (причем тре­бует за драхму полтора обола в день), да к тому же еще обходить харчевни, лавки со свежей и соленой рыбой и собирать за щеку проценты со своих делишек».

Варианты ответа: решительность, отчаянность, риско­ванность.

«...если ее определить — это пренебрежение доброй сла­вой ради постыдной корысти. А бессовестный вот ка­кой человек. Сперва он идет к тому, кого он успел уже раз обобрать, и занимает у него деньги. Потом... после жертвоприношения богам он обедает у другого, а жер­твенное мясо солит впрок. Позвав сопровождающего его слугу, он берет со стола куски мяса и хлеба и дает ему, говоря во всеуслышание: «Угощайся, Тибий». Ког­да идет покупать съестное, то напоминает мяснику, что когда-то сделал ему одолжение, и, стоя у весов, обычно подбрасывает туда кусок мяса или хоть кость для по­хлебки. Если проделка сойдет, то он доволен, если же нет, то, стащив с прилавка бычьи потроха, со смехом

 цтци п штттщ ищшцтт

убегает. Купив своим гостям места в театре за их счет и не заплатив за себя, смотрит сам, а на следующий день приводит и своих сыновей, да еще с их дядькой. И если кто-нибудь сделал выгодную покупку на рынке, он тре­бует часть уступить ему. К соседу в чужой дом прихо­дит занять ячменя, а иногда и соломы, да еще заставляет заимодавца все это приносить к себе. В бане он может подойти к медному котлу с горячей водой, зачерпнуть воды и, несмотря на окрики банщика, окатить себя с ног до головы со словами: «Готово!» А при выходе сказать банщику: «Ничего ты с меня не получишь!»

Варианты ответов для выбора: бессовестность, беззас­тенчивость, наглость.

«... — это душевная вялость, проявляющаяся в речах и поступках, тупоумный вот какой человек. Сосчитав счетными камешками и подведя итог, он задает сидяще­му рядом вопрос: «Сколько же это получается?» Выз­ванный в суд по иску, он в назначенный для разбира­тельства день по забывчивости отправляется в деревню. На представлении в театре он засыпает и под конец остается один. Объевшись за ужином, он встает ночью с постели, чтобы выйти во двор, и возвращается иску­санный соседской собакой. Запрячет какую-нибудь вещь, потом ищет и не может найти. При вести о кон­чине какого-нибудь приятеля и получив приглашение на похороны, он с печальным лицом и слезами воскли­цает: «В добрый час!» Получая долги, он приводит с собой свидетелей. Зимой он бранится со своим рабом, зачем тот не купил на рынке огурцов. Детей своих он заставляет до изнеможения состязаться в борьбе и беге. На полевых работах он самолично варит себе чечеви­цу, причем дважды кладет в горшок соли, так что ку­шанье становится несъедобным. В дождь говорит: «Как ясно сияют звезды». На вопрос: «Сколько покойников вынесено, по-твоему, за Могильные Ворота?» он отве­чает: «Нам бы с тобой столько покойников».

Варианты ответов для выбора: дурость, тупоумие, сла­боумие.

«... — это резкость при обхождении, проявляющаяся в речах. Вот такой человек грубиян. На вопрос: «Где такой-то? » заявляет: «Оставь меня в покое». На привет­ствие он не отвечает. А случись ему что-нибудь прода­вать, то не объявит, почем отдает, а спрашивает поку­пателей, что те дадут. Людям, из уважения посылающим

динтие wm и ктт \тш тнушт тцмщтт_______|

ему подарки к праздникам, он говорит, что вовсе, мол, не нуждается ни в каких подарках. Он не принимает извинений, если прохожий нечаянно толкнет, заденет или наступит ему на ногу. Предложи ему приятель складчину, он сначала скажет, что не даст денег, а потом принесет, приговаривая: «Плакали и эти мои денежки». Споткнувшись на улице о камень, он готов и этот ка­мень осыпать проклятиями. Долго ожидать кого-нибудь он терпеть не может и никогда не захочет ни спеть, ни продекламировать, ни сплясать. Он способен пренеб­речь даже и молитвой богам».

Варианты ответов для выбора: грубость, бестактность, подлость.

«... мы определим, пожалуй, как излишнее усердие в ре­чах и действиях из добрых побуждений, а суетливый вот какой человек. Он дает обещания, которые потом не может выполнить. Если дело единодушно признано справедливым, он один выступает с возражениями, не­состоятельность которых очевидна. Слугу-виночерпия он заставляет смешивать вина больше, чем могут вы­пить гости. Спорщиков, даже вовсе ему незнакомых, старается примирить. Он обязательно поведет околь­ной тропинкой, сворачивая с дороги, а потом уже сам не может разобраться, куда ему идти. В походе, подой­дя к военачальнику, он осведомится, когда битва и какие приказания он отдаст послезавтра. К отцу он приходит предупредить, что мать уже спит в опочивальне. Если врач запрещает больному пить вино, он все-таки дает, говоря, что хочет испытать, сильно напоив больного, не поправится ли тот. На могильном памятнике женщи­ны он напишет имена ее мужа, отца и матери и ее са­мой, и откуда эта женщина родом, да еще добавит, что все это были люди добрые. Собираясь принести клятву, он объявляет присутствующим: «Не впервой мне, ведь уже и раньше много раз я клялся».

Варианты ответов для выбора: суетливость, беспокой­ство, вертлявость.

Проверьте свои ответы с текстом Теофраста, постарай­тесь проанализировать причины соответствия и несоответ­ствия ваших ответов вариантам автора. Предложите свои варианты описания качеств, о которых писал Теофраст'.

' Последовательно (по Теофрасту): ирония, пустословие, от-  та чаянность, бессовестность, тупоумие, грубость, суетливость.      ЧЮ

 niianiiitniie задан» и итт шш» шштит тцкщтт

Задания на установление невербального контакта

Задание 1

Проводится в группе. Группа делится на подгруп­пы, в каждой из которых три человека. Эти люди будут выполнять роли испытуемого, экспериментатора, про­токолиста. В ходе работы они могут поменяться роля­ми после выполнения двух серий эксперимента.

В первой серии эксперимента протоколист выпол­няет пассивную роль наблюдателя за воздействием эк­спериментатора.

Экспериментатор просит испытуемого, сидящего в удобной позе против него, вспомнить человека, с которым ему (испытуемому) было приятно работать вместе. Экспериментатор смотрит на невербальное поведение испытуемого и просит его выполнить сле­дующее задание, когда сам будет уверен, что запомнил невербальное поведение в ситуации припоминания приятного человека. Затем испытуемого просят вспом­нить человека, с которым ему (испытуемому) было неприятно работать. Экспериментатор наблюдает не­вербальное поведение испытуемого до тех пор, пока не убедится, что запомнил выражение его отношения к этому человеку. Затем он просит прервать припоми­нание и дает следующее задание: вспомнить свою совместную работу с человеком, к которому у него нейтральные чувства, как бы «нет никаких чувств». Испытуемый припоминает такого человека до тех пор, пока экспериментатор не запомнит его способа выра­жать свое отношение к такому человеку.

Затем наступает вторая серия эксперимента: ис­пытуемый, не разглашая вслух, записывает на листе бумаги для протоколиста порядок, в котором он будет демонстрировать свое отношение к разным людям, естественно, что последовательность должна быть не такой, как в первой серии эксперимента. После каж­дой демонстрации состояния (отношения к человеку) экспериментатор фиксирует на бумаге, не разглашая вслух, свое решение о том, какое состояние демонст­рировал испытуемый. После предъявления всех трех состояний у экспериментатора будет возможность сравнить свою запись с записью, сделанной протоко­листом. Если есть ошибки, то угадывание эксперимен­татором состояний испытуемого, с записью протоколи­стом измененной последовательности их предъявлении, проводится еще раз. Если снова неудача, то нужно начать с первой серии эксперимента. После успеха участники эксперимента меняются ролями.

По аналогии со структурой этого задания можно сделать предметом демонстрации и последующего уга­дывания следующие объекты:

• один неодушевленный предмет из числа широко извест­ных предметов (например, угадать, о ведре или чашке ду­мает человек) после демонстрации им вариантов своего думанья о ведре и о чашке раздельно;

• один предмет из серии одушевленных и неодушевленных предметов, например, после демонстрации думания о кошке и колбасе отгадать, о каком предмете думает чело­век;

• один из одушевленных предметов, например, после де­монстрации своего думания о змее, крокодиле и корове отгадать, о каком существе думает человек;

• одного из литературных героев и т. п.

Принцип построения заданий общий — демонст­рация отношения, а затем по отношению угадывание предмета. Протоколист выполняет роль внешнего кон­троля для установления отношений между эксперимен­татором и испытуемым.

Задание 2

На установление невербального контакта при ра­боте с группой.

Выучите всей группой несколько коротких стихот­ворных текстов. Например, можно взять всем извест­ные тексты:

А Идет бычок, качается, Вздыхает на ходу. — Ой, доска кончается, Сейчас я упаду.

Б. Уронили мишку на пол, Оторвали мишке лапу. Все равно его не брошу, Потому что он хороший.

В. Наша Таня громко плачет, Уронила в речку мячик-— Тише, Танечка, не плачь, Не утонет в речке мяч.

А. Барто

 Выбрав любой из этих текстов, прочитайте его перед группой без слов, пользуясь только невербаль­ными средствами.

Задача группы: узнать соответствующий текст, объяснить, как он был узнан.

Задание 3

Один из участников составляет рассказ, используя следующие персонажи: Я, МЫ, ОНИ. Рассказ сообща­ется невербально.

Задача группы: восстановить логику сюжета — последовательность основных событий. Объяснить, как она была восстановлена.

Задание 4

Три—пять человек выходят из аудитории и готовят задание для группы. Содержание задания представля­ет невербальную демонстрацию одного из сюжетов (сюжеты объявляются в группе).

Задача группы: отгадать, какой сюжет демонстри­руется, и объяснить, как они принимали решение.

Сюжеты:

1) Ящик Пандорры,

2) Нить Ариадны,

3) Сизифов труд,

4) Полет Икара,

5) Авгиевы конюшни.

Задание 5

Три игрока садятся спиной к группе. Ведущий предлагает им думать об одной из тем — тема объявля­ется вслух для всей группы. (Предварительно ведущий договаривается с одним из игроков о том, что по его команде он сменит тему размышления.) Через три минуты ведущий объявляет о смене тем для размыш­ления. При этом вся группа знает, что только один из игроков должен поменять тему размышления, а двое играющих тему не меняют.

Задача группы: угадать в течение пяти минут пос­ле смены темы, кто из игроков стал думать по-другому.

Illimiiiecm защч и шит mm штитт тцищтш_______|

Примеры тем:

Соревнование, Разлука, Боль, Борьба и др.

Задание 6

Ведущий предлагает одному из игроков выйти за дверь. Вся группа делится на две команды. Одна ко­манда должна будет думать на одну тему, а другая — на антонимичную. Игрок входит в группу. Ведущий объявляет темы, игрок должен угадать, о какой теме думает каждая команда.

Примерные темы:

Север — Юг, Взрослый — Ребенок, Жизнь — Смерть, Любовь — Ненависть

Задание 7 Передай предмет

Ведущий договаривается с игроком-экспертом о том, какой предмет они будут передавать. Игрок не­вербальными средствами обрисовывает предмет и передает его в группу. Группа сидит так, что только один человек видит предмет, который передает игрок-эксперт. Этому человеку эксперт и передает предмет. Тот передает его другому игроку, тот — следующему. Последний игрок возвращает предмет эксперту, назы­вая его. Затем все члены группы обсуждают свое впе­чатление от передаваемого предмета.

Задание 8 Отношение группы

Один из игроков выходит из аудитории. Ведущий предлагает аудитории выразить к нему отношение, при этом называются возможные виды отношений, и груп­па выбирает возможное (удивление, радость, разоча­рование). Когда игрок входит в аудиторию, он должен угадать отношение, которое невербально выразила к нему группа.

14 Абрамова Г С

 Задание 9 Доклад

Один из членов группы делает доклад на свободную тему перед группой.

Задача группы: проявить один из видов отношения (отношение задается ведущим).

Задача игрока: идентифицировать отношение, на­звать его.

Заданяя на выяснение психологических понятий

Выберите среди предложенных вариантов объяс­нения тот, который, по Вашему мнению, полнее и точ­нее раскрывает следующие понятия; дополните их своим пониманием.

Переживание — это...

а) отражение человеком своего внутреннего мира;

б) эмоциональное состояние человека, которое он может в себе осознать и зафиксировать его содержание для себя;

в) показатель живого внутреннего мира человека — меняю­щегося, неопределенного, нестабильного; переживания всегда текучи, переходят из одного в другое;

г) выделение человеком одной из модальностей своего внут­реннего мира — модальности чувств и возможность выде­лить ее среди других своих свойств.

Событие — это...

а) резкое изменение течения жизни человека, как бы вре­менная остановка, а потом движение жизни в другом на­правлении;

б) это одна из единиц субъективного времени жизни челове­ка;

в) сверхзначимое переживание человека, которое может перестроить систему его жизненных ценностей.

Психологическое пространство — это...

а) мир, в котором реально и в воображении живет чело­век;

б) психологическая реальность человека, которая организо­вана, как и все на свете, в разных системах координат, появляющихся по мере необходимости;

НПИПКШ ЩП» И ICIItlli ТН11И 1СПИ1ГИКЧГ1 111[|«ЬТ1|1И1Н

в) отношение человека к объективным и субъективным свойствам мира людей и вещей, который ему недоступен.

Психологическая дистанция — это...

а) эмоциональное переживание присутствия другого чело­века;

б) мера допустимого воздействия на другого человека и себя, обоснование необходимости этой меры;

в) степень автономности одного человека от другого.

Полевое поведение — это...

а) поведение, направляемое не самим человеком, а предмета­ми вокруг него;

б) такая активность человека, которая организуется в соот­ветствии со свойствами предметов, окружающих его;

в) переживание человеком неизбежной встречи с предмета­ми, окружающими его.

В процессе объяснения психологического понятия при организации групповых занятий можно использо­вать такой прием: один из участников группы выходит за дверь, а оставшиеся члены группы договариваются о том, какое понятие они будут объяснять. Игроку нуж­но будет по объяснениям членов группы угадать поня­тие. Объяснение проводится до тех пор, пока игрок не угадает понятие. Затем он делится с членами группы своими впечатлениями о процессе своего отгадывания. Обсуждаются впечатления от работы игрока всеми чле­нами группы. Для того чтобы облегчить задачу игрока, ведущий может предложить ограничить круг понятий какой-нибудь конкретной темой, например, «продуктив­ное мышление» или «защитные механизмы личности». В ходе работы можно прибегать к построению метафор. Процедура эта и ее значение в профессиональной под­готовке психолога подробно описаны в моей книге «Психология в метафорах и образах» (Вологда, 1994).

Задания на интерпретации психологических механизмов явления, описываемого в высказывании человека, обратившегося к профессиональному психологу

Инструкция по выполнению упражнений: «Объяс- „я ните в доступной форме автору высказывания, о каких ^1 н

14*

 психологических механизмах, явлениях, закономерно­стях говорится в его высказывании. Ориентируйтесь на возможные варианты ответов».

1. «Он совсем не интересуется мальчишескими делами, у него нет друзей среди мальчиков, он все время проводит с девочками, даже шьет с ними» (о мальчике 9 лет).

Варианты понятий для объяснения: индивидуальные особенности; возрастные особенности; идеал человека, неполноценность; идентификация.

2. «Она невозможный ребенок. Никого не слушается» (о девочке 6 лет).

Варианты понятий для объяснения: акцентуация харак­тера; темперамент; уровень умственного развития; пси­хопатология.

3. «Он крадет и раздает украденное в классе» (с мальчике 8 лет).

Варианты понятий: комплекс неполноценности; психо­логическая дистанция; инфантилизм; полевое поведение;

структура детской группы; защитный механизм личнос­ти.

4. «Он вообще не может говорить на уроке. Встает и мы­чит, еле слово выдавит из себя» (о мальчике 9 лет).

Варианты понятий: невротизм; аутизм; произвольность;

уровень речевого развития; диалогическая речь.

5. «Он врет и не краснеет» (о мальчике 7 лет). Варианты понятий: эмоциональное развитие; фантазия; Я-концеп-ция; шизоидность; девиантность.

6. «Он на нас вообще не обращает внимания» (о мальчике 6 лет).

Варианты понятий: инфантилизм; эгоцентрическая по­зиция; интеллектуальная незрелость; аутизм.

7. «Противный такой, все делает наоборот» (о мальчике 3 лет).

Варианты понятий: кризисное состояние; эмоциональ­ная тупость; интеллектуальное недоразвитие.

8. «Я схожу с ума, когда вижу, как она пишет» (о девочке 7 лет).

Варианты понятий: функциональная незрелость; агра­фия; действия восприятия; пространственное мышление.

9. « Мне легче на двух работах отработать, чем с ним уроки делать» (о мальчике 10 лет).

Пщитнкши зщши » педант ихш» кшшткип шсрьщшш_______|

Варианты понятий: позиция родителей; ответствен­ность; Я-концепция; самоконтроль.

10. «Он всегда все старается один делать, некомпанейский человек» (о мальчике 12 лет).

Варианты понятий: темперамент; аутизм; интраверт; не­вротизм; образ Я.

Напоминание автора

При выполнении этих заданий не надо расширять контекст задачи, ее надо рассматривать, как и все предыдущие упражнения и задания, только как учеб­но-тренировочную ситуацию, направленную на осво­ение профессиональных действий.

Задание на освоение директив как метола воздействия

Определите, какая директива принадлежит ква­лифицированному психологу, а какая — неквалифи­цированному, объясните свое мнение, основываясь на понятии о задачах психологического консультирова­ния.

• Вам обязательно нужно провериться у психиатра.

• Вы должны ежедневно подходить к зеркалу и говорить себе: «Я умная, я красивая, я счастливая».

• Я считаю, что вам крайне важно изменить внешность.

• Никогда не поздно начать все сначала. Вам об этом надо подумать...

• Вы уже должны чувствовать себя иначе, ведь вы столько всего передумали...

• Вы похожи сейчас на колючего ежика, думаю, что вам это и самой не очень нравится...

• Хотелось бы предложить вам следующее...

• Думаю, что вы согласитесь со мной, вам надо предпринять следующее...

• Ваши чувства должны немедленно измениться...

• Скорее всего, вам надо заняться не самоедством, а само­изучением...

• Представьте себе, что ваши чувства узнали все люди, ко­торых вы любите, разве после этого вам не захочется их выразить по-другому?

 • Никогда больше ему этого не говорите, я вам категоричес­ки запрещаю.

• Вам необходимо выбрать для себя новые способы выра­жения чувств к нему.

• Я огорчена, что вы не смогли справиться со своими жела­ниями.

• Я знаю, что вы примете верное для себя решение — у вас есть для этого все основания.

• У вас есть все данные, чтобы принять правильное решение и понять его последствия.

• Почему бы вам не заняться этим сразу сейчас ?

• Я хочу предложить вам такой вариант, может быть, он вас устроит...

• Я бы рекомендовала вам делать это регулярно...

• Никто за вас это не сделает, делайте это сами, именно вы и вы сами это сделаете...

• Прекратите истерику, замолчите!

• Я собираюсь предложить вам несколько вариантов, но вы­бирать будете вы сами.

• Нельзя повторять это без конца — это не сеанс черной магии.

• Думайте о себе иначе!

Задания на освоение техники сообщения психологической информации

Инструкция к выполнению всех упражнений: «Оп­ределите, какой из вариантов сообщения психологичес­кой информации является неквалифицированным, а какой — квалифицированным, отражающим профес­сиональную позицию психолога. Докажите свой выбор, используя понятие о задачах психологического кон­сультирования».

Напоминание автора

В «Практикуме» нет готовых ответов, обсуждение в группе или индивидуальный анализ высказываний способствуют, как показывают результаты обучения взрослых, становлению профессиональной рефлексии на содержание взаимодействия в ситуации консульти­рования.

|ЦП1«Н»8 »№П Ш ICiltllt НИШ» КШШИТОИГИ Ч»С;«Ы»р8Н111

Содержание психологической информации

Варианты сообщения

акцентуация характера

1. Ваш ребенок всегда будет таким, вряд ли вы что-то сможете изменить. 2. Как говорят, у каждого свой горб. 3. Некоторые черты характера у вашего ребенка выражены ярче, чем у его сверстников.

аугичность

1. Да, вы живете по принципу «Ушел в себя и надолго».

2. У вас в характере есть качества, которые затрудня­ют общение с людьми.

3. Вам, конечно, легче и спокойнее, когда вы один.

агрессивность

1. Да, про вашего ребенка не скажешь, что он миролю­бивый человек.

2. Кто и любит подраться, так это ваш ребенок, он без этого жить не сможет.

3. Вашему ребенку сложно выражать свои сильные отрицательные чувства к людям.

тревожность

1. Вы все время в напряжении, зачем это вам?

2. Ваше волнение уже передалось мне, зачем так тревожиться?

3. Вы беспокоитесь по каждому поводу.

конформность

1. Для вас не представляет сложности отказаться от собственного мнения.

2. Вы спокойно, без напряжения переживаете свою зависимость от других людей,

3. Можно только позавидовать, что вы не конфликту­ете с другими людьми.

идентификация

1. Поиск себя, своего места в жизни — это одна из главных задач для человека.

2. Вы так хотите создать свой имидж, что забываете о себе настоящем.

3. Кто бы мог подумать, что даже взрослому человеку трудно ответить на вопрос: «Кто Я?»

функциональное недоразвитие

1. Ваш ребенок еще не успел вырасти, чтобы мог справляться с этими требованиями.

2. Он у вас просто недоразвит.

3. РАсти ему еще надо, чтобы все получилось как следует.

 Задание на освоение техники самораскрытия психолога как метода воздействия в ситуации интервью

Инструкция к выполнению упражнений: «Како! из вариантов самораскрытия психолога вы считаете профессионально необходимым, а какие, по вашему мнению, превышают меру профессионального воздей­ствия психолога? »

• В моей практике встречались похожие ситуации...

• Я знакома со многими психологическими теориями, но ближе всего мне такие идеи...

• Я долго размышляла над вашей ситуацией, думаю, что могу вам предложить следующее...

• Ваш рассказ вызвал у меня противоречивое впечатление, я хотела бы уточнить следующее...

• Мне показалось, что вы не всегда искренне рассказывали о своем сыне...

• В моей жизни также были случаи, когда я не могла спра­виться со своими чувствами...

• Мне кажется, что я чувствую, как вам трудно выразить это.

• Я бы не стала так делать, если бы была на вашем месте, это ничего не дает, так как...

• Я не вижу логики в ваших словах, по-моему, было не­сколько иначе, так...

• Вы хотите, чтобы я вас пожалела, да, я вам сейчас сочувствую, потому что вы искренне страдаете, а не притворяетесь.

• Не пугайте меня, я вас не боюсь...

• Я хочу вас понять, а не осудить...

• Думаю, что моя биография здесь ни при чем...

• Да, я многое могу, но, как все люди, я могу и ошибаться,! как известно, это не происходит только с теми, кто ничеп не делает...

• Вас интересует мой ребенок? Да, у него есть проблемы ] школе, но это уже другой разговор, не правда ли...

• Простите, но я бы не хотела обсуждать с вами свою био-j графию...

• Спасибо за совет, я им обязательно воспользуюсь...

• Лучше не надо, правда? Я тоже это очень люблю.

• Приятно слышать, но это моя работа.

• Нет, я не бегу от своих чувств, это же счастье, что мо-| жешь еще переживать, волноваться, это лучше, чем рав-;

нодушие.

Д[а»т«чеmain ш ктт шиш •[ишгикигд нисриироши

Задания на освоение техники обратной связи как метода воздействия в ситуации интервью («супервмрос»)

Инструкция к выполнению упражнений: «По­ставьте вопрос к высказыванию, обоснуйте необходи­мость постановки именно этого вопроса. При обосно­вании вопроса обратите внимание на то содержание высказывания, которое вызвало вашу обратную связь. Соответствует ли ваш вопрос созданию предмета про­фессионального взаимодействия?»

Высказывания:

• «С ним вечно что-то случается».

• «Бесполезно с ним о чем-то говорить».

• «Былобылучше, если бы мы жили подальше друг от друга».

• «Не хочу о нем говорить».

• «Бросьте, кто будет меня слушать».

• «Разве в нашей жизни что-то можно изменить? »

• «Лучше умереть, чем идти в школу». «Я уже этих глупо стей наслушалась ».

• «Вы у нас последняя надежда».

• «Не о чем больше говорить».

• «Да не переживайте за него, он этого не стоит».

• «Вам хорошо говорить, вас этому специально учили, а нам каково?»

Инструкция: «Определите, какой из вопросов пси­холога к высказыванию в большей степени отражает назначение обратной связи как метода воздействия в процессе интервью: Мой ребенок всегда действует необдуманно».

Вопросы психологов:

• Почему вы так считаете?

• Почему вы так решили ?

• Как вы думаете, это его реакция на поступок?

• Он сам сожалеет об этом ?

• Давайте вместе поглядим, в чем это проявляется.

• Может быть, вы ошибаетесь?

• В каких ситуациях это проявляется ?

 • Вы не заметили, как к этому относятся окружающие?-

• Могли бы вы вспомнить ситуацию, когда он действует необдуманно?

• В чем вы это увидели?

• А какие действия вы имеете в виду?

• В чем, вы считаете, это проявляется ?

• Вас тревожат последствия этих действий ?

• В чем это выражается?

• Что вы чувствуете, когда видите необдуманный поступок ребенка?

• А как это проявляется?

• В чем именно это проявляется ?

Инструкция: «Попробуйте восстановить текст выс­казывания, к которому психологами (20 человек) были поставлены следующие варианты вопросов:

• «Вы замужем? »

• «Что, вы считаете, необходимо и достаточно для ощуще­ния счастья?»

• «Вы не хотели бы уточнить, что вас больше всего удруча­ет, беспокоит сейчас?»

• «Что именно?»

• «Что вы подразумеваете под словом «поздно» ? »

• «Правильно ли я вас поняла, что все желаемое достигается не сразу?»

• «Чего вам не хватает в жизни ? »

• «Вы хотите сказать, что у вас что-то случилось?»

• «Почемувытак думаете ? »

• «Вы недовольны собой? »

• «Вы устали надеяться ? »

• «Не рано ли отчаиваться?»

• «Вы переживаете какие-то разочарования ? »

• «Вы разочарованы?»

• «Вы несколько раз переживали упущенные возможнос­ти?»

• «А почему вы так думаете ? »

• «Когда вы так решили?»

• «Когда вы пришли к этому выводу ?»

арНТИКШ ЗЩ1И И 1Н181Н ТИП!» КИШГПКШП Шф»»рШ1111_______

• «Когда у вас возникло это чувство ? »

• «Произошло что-то серьезное? »

Проанализируйте логику постановки вопроса каждым психологом, отмечая для себя, какое слово в высказыва­нии считал ключевым каждый психолог, если высказыва­ние было таким: «Ко мне все приходит слишком поздно».

Задания на восстановление логической последовательности событий как метода воздействия в процессе интервью

Факты поведения

Логическая последовательность, восстановленная психологом

Плохая успеваемость, дурная привычка грызть ногти

«Ваш ребенок очень тревожный, это мешает ему хорошо учиться. Вы его наказываете, вот он и грызет ногти, чтобы пережить свое напряжение».

Плохая успеваемость, рассеянное внимание

«Если бы ваш ребенок мог лучше сосредотачиваться, он бы и учился в соответствии со своими возможностя­ми».

Не слушается взрослых, плохо учится

«Естественно, если взрослые не явля­ются авторитетом для вашего ребенка, он и учиться не будет».

Мальчик играет только с девочками, учится хорошо

«Это нормально, если у ребенка есть личные интересы, их надо только уважать».

Украл деньги, стал хуже учиться

«Если ребенок украл деньги, то это вовсе не значит, что он законченный негодяй. Надо еще разобраться в том, почему он это сделал».

Стал хуже учиться, на уроках вялый

«Надо проверить, если снижение успеваемости — показатель подростко­вой астенизации, то ребенку надо просто больше отдыхать».

Сказал, что его никто не любит, убежал из дома

«Если ребенок чувствует себя одино­ким, то он часто выражает это и сло­вом и делом, которые не совсем тонко передают его чувства».

Очень медленно все делает, не хочет быть взрослым

«Если вы постоянно его подгоняете, то он просто не знает, как быстро он умеет что-то делать».

 1|»тш|н ii дс»хиаг«тм| шсртровати

Инструкция: «Проанализируйте высказывания психологов, найдите логические ошибки в объяснении поведения, проанализируйте, почему эти ошибки воз­никли, как их можно предотвратить? »

Задание на осеовние способов формулировки воздействующего и обобщающего резюме

Инструкция: «Проанализируйте следующие резю­ме психологов-консультантов, определите по пятибал­льной шкале эффект их воздействия (5 — максималь­ное воздействие, 0 — минимальное воздействие). Дайте обоснование своей оценки на основе личного впечат­ления от воздействия резюме»:

• «Мы должны попрощаться. Надеюсь, что вы поняли, на­сколько были неправы, когда оценивали вашу ситуацию как безнадежную. Теперь для вас есть надежда, правда? »

• «Думаю, что вы удовлетворены тем решением, которое сейчас приняли. Оно принесет вам новые чувства. Удачи вам, до свидания».

• «Мы с вами нашли столько новых качеств в ваших отно­шениях с ребенком. Не забывайте о них, это поможет вам не тратить силы на повторение старого».

• «Помните, что не все так плохо, как казалось. У вас еще столько возможностей начать новую жизнь».

• «Сегодня вы придете домой и обязательно скажете, что очень их любите. Скажете это так, как мы с вами здесь говорили... Яуверена, что вы это сделаете».

• «Да, вы должны попросить у ребенка прощения. Это един­ственное, что вы еще не успели сегодня сделать. Вы это сделаете сегодня, именно сегодня».

• «Я уверена, что вы нашли верное решение. Следуйте ему».

• «Не будем больше тратить время на дискуссии, попробуй­те тот «рецепт», который вы сами себе прописали. Я его полностью одобряю и поддерживаю».

• «Нет смысла в дальнейшем обсуждении. Мы давно уже ходим с вами по кругу, пора с него сойти. Делайте сегодня следующее...»

• «Не бойтесь выполнить, не бойтесь себя. Все будет хоро­шо. Действуйте!»

драинкие зцаиш и депеш пит кптптип шсрьпрнаши

Открытые вопросы

Закрытые вопросы

1 Расскажите подробнее об этом...

Не могли бы вы рассказать об этом подробнее7

2 Что было дальше?

Обо всех ли последующих событиях вы рассказали?

3 Что вы чувствуете?

Не могли бы вы рассказать о своих чувствах?

4 Что вы делаете9

Делаете ли вы что-то?

5. Почему молчите?

Может быть, вы рассказали бы об этом еще?

6. Сколько раз вы это повторили?

Расскажите подробнее о том, повторяли ли вы это.

7. Кто приехал?

Приехал ли кто-то?

8. Почему так медленно?

Не могли бы вы делать это не так медленно?

9. Это все7

Все ли вы сказали?

10 Кто вам это сказал?

Как вы это узнали?

Инструкция: «Выразите свое впечатление от воз­действия открытого и закрытого вопроса. Какой тип вопроса, по вашему мнению, оказывает более сильное воздействие ? »

Задание на освоение поощрения (поддержки! как метода воздействия в ходе интервью

Инструкция: «Выучите эти 99 способов, дополните их своими. Проанализируйте различие в степени воз­действия на вас лично каждого вида поддержки. Най­дите те, которые в большей степени для вас примени­мы как для человека, испытывающего воздействие».

99 способов сказать «Очень хорошо!»

1. Ты сейчас на правильном пути.

2. Великолепно!

3. У тебя получилось это дело.

4. Правильно!

 Это хорошо.

Супер!

Именно так! (Точно так!)

Я горжусь тем, как ты сегодня работал.

Ты делаешь это очень хорошо.

Это намного лучше.

Хорошая работа!

Я счастлив видеть такую твою работу.

Ты делаешь это сегодня значительно лучше.

Ты делаешь хорошую работу.

Ты близок к истине!

Это лучшее из того, что у тебя получалось.

Мои поздравления!

Это то, что надо!

Я знал, что ты можешь сделать это.

Это неплохое улучшение.

Сейчас ты это понял.

Значительно!

Наконец-то!

Неплохо.

Ты быстро учишься.

Продолжая работать так же, ты добьешься лучшего.

Это хорошо для тебя.

Я не смог бы сделать лучше.

Еще немного времени, и у тебя это получится.

Ты сделал это легко.

Ты действительно сделал мою работу шутя.

Это правильный путь, чтобы сделать работу.

С каждым днем у тебя получается лучше.

Ты делал это так недолго.

Это неплохо!

Да!

Это способ!

Ты ничего не упустил!

Этот способ именно для этого?

Так держать!

Необыкновенно!

Прекрасно!

Это лучше всего!

Совершенно!

Прекрасный ход работы!

Сейчас ты это понял.

цаишкш ищи ш ттп пит ктиткан ишрииршш

47.

48.

49.

50.

51.

52.

53.

54.

55.

56.

57.

58.

59.

60.

61.

62.

63.

64.

65.

66.

67.

68.

69.

70.

71.

72.

73.

74.

75.

76.

77.

78.

79.

80.

81.

82.

83.

84.

85.

86.

87.

Сенсационно! Это лучше.

Теперь ничто тебя не остановит. Отлично!

Это была первая классная работа. Замечательно! Еще лучше!

Ты только что сделал это? Это лучше, чем всегда. Твой мозг поработал на славу. Ты действительно добьешься успеха. Это выдающееся открытие. Фантастика! Ужасно здорово!

Это называется прекрасной работой. Ты сделал это очень хорошо. Ты, наверное, долго практиковался. Ты делаешь это красиво! Как ты много сделал! Правильно!

Ты действительно улучшил (что-либо). Превосходно! Хорошо запомнил! Поздравляю. Ты прав! Держись так!

Ты сделал это как раз вовремя. Ты сделал сегодня много работы. Это способ действия!

Сейчас ты приобретаешь в этом сноровку. Мне нравится ход твоих мыслей! Я очень горжусь тобой. Очень приятно учить таких умных детей. Большое тебе спасибо. Ты превзошел сам себя сегодня. Я никогда не видел ничего лучшего. Ты понял это очень быстро. Твоя работа принесла мне много радости. Чудно!

Ол райт — по-английски — полный порядок. Так-так. Мощный прорыв!

 89.         Вот этого я еще не видел.

90.          Ты неузнаваем сегодня.

91.          Это уже успех!

92.          Это твоя победа.

93.          Теперь ты чувствуешь свои возможности.

94.          Ты настоящий мастер.

95.          Сердечно рада за тебя.

96.          Не могу не выразить свой восторг.

97.          Грандиозно!

98.          Красивая мысль.

99.          Я верю в тебя, у тебя будет всегда получаться не хуже,     чем сейчас.

Задания на освоение пересказа как метода воздействия в ситуации интервью

Инструкция: «Прочтите внимательно стихи. Пере­скажите их содержание».

Напоминание автора

При пересказе стихов ориентируйтесь на понятие предмета профессионального взаимодействия психо­лога и его модальности. Рассматривайте ситуацию как учебную. Группа может проанализировать точность пересказа стихотворения, основываясь на впечатлении членов группы о тексте стихотворения и на впечатле­нии о пересказанном тексте.

Естественно, что можно выбрать любые, но жела­тельно стихотворные, тексты для отработки техники пересказа.

1. М. Цветаева:

«В лоб целовать — заботу стереть

В лоб целую

В глаза целовать — бессонницу снять

В глаза целую

В губы целовать — водой напоить

В губы целую

В лоб целовать — память стереть

В лоб целую»

2. М. Цветаева:

«Я есть. Ты — будешь. Между нами — бездна. Я пью. Ты жаждешь. Сговориться — тщетно.

драчшесш зацаиш на тнт тени» ишшопчесш! ишци.ирошш_____

Нас десять лет, как сто тысячелетий Разъединяют — Бог мостов не строит, Будь! — это заповедь моя. Дай— мимо Пройти, дыханьем не нарушив роста, Я — есмь. Ты — будешь. Через десять весен Ты скажешь: — есмь! — а я скажу: — когда-то.

3. М. Цветаева:

«Умирая, не скажу: была.

И не жаль, и не ищу виновных,

Есть на свете поважней дела

Страстных бурь и подвигов любовных,

Ты — крылом стучавший в эту грудь,

Молодой виновник вдохновенья,

Я тебе повелеваю: — будь!

Я — не выйду из повиновенья».

4. М. Цветаева:

«Как правая и левая рука —

Твоя душа моей душе близка.

Мы смежены, блаженно и тепло,

Как правое и левое крыло.

Но вихрь встает — и бездна пролегла

От правого— до левого крыла».

5. М. Цветаева:

«Память о Вас — легким дымком, Синим дымком за моим окном. Память о Вас — тихим дымком. Тихий дымок — Ваш — под замком. Что за дымок? Что за замок? Вот уже нос— мчит из-под ног! Двери— с петлей! Ввысь— потолок! В синий дымок— тихий домок!»

6. И. Северянин:

Поэза оттенков

«Есть в белых ночах лиловость, Лиловость в белых ночах. В нежных очах — суровость, Суровость в твоих очах... В фиалках бывает бледность, Бледность в лиловом цветке, В златоприческе — медность, Медь в золотом волоске. Есть что-то в весне старушке, Как вешнее есть в былом, В душе у тебя бездушье, Душа— в бездушье твоем!»

 Вршщм u KimirmHiMj шщширшши

7. И. Северянин:

Что за счастье

«Что за счастье — быть вечно вдвоем! И ненужных не ждать визитеров, И окружных не ткать разговоров, Что за счастье — быть вечно вдвоем! Быть с чужою вдвоем нелегко, Быть с родною пьянительно сладко:

В юбке нравится каждая складка, Пьется сельтерская, как «Клико»!.. • И «сегодня» у нас — как «вчера», Но нам «завтра» не надо иного:

Все так весело, бодро, здорово! Море, лес и ветров веера!»

8. И. Северянин:

Триолет о клене

О, если б клен, в саду растущий Расправив ветви, улетел! О, если бы летать хотел Безмозглый клен, в саду растущий! Он с каждым днем все гуще, гуще, И вот уж сплошь он полиствел, Что толку! — лучше бы растущий, Взмахнув ветвями, улетел!»

9. Р.-М. Рильке:

Осень

Листва на землю падает, летит. Точь-в-точь на небе время листопада, так падает, ропща среди распада;

и падает из звездного каскада отяжелевшая земля, как в скит. Мы падаем. И строчки как листы. Не узнаю тебя среди смещенья. И все же некто есть, кто все паденье веками держит бережно в горсти.

10. Р.-М. Рильке:

«Дом одинокий на краю села —

Как во вселенной у ее конца,

Дорога постояла у сельца

И снова в ночь тихонько побрела.

Сельцо всего лишь робкий переход,

Меж двух пространств оно чего-то ждет,

Не тропка, а дорога вдоль окон,

И кто из дому странствовать уйдет,

В пути, быть может, смерти обречен».

Ирапикш щпн ч кип» mm тштип ищлщтт______

Задания иа освоение отражений чувств как метода воздействия

Инструкция: «Выразите в вашем Я-высказывании содержание чувств авторов данных высказываний, обязательно используйте в своем Я-высказывании обо­значение словом возможных чувств автора».

1. Здравствуйте что ли...

2. Брось ее, брось! Брось!

3. Вот это да, вот это результат, не ожидал от тебя такого!

4. Я-то думала, что понимаю ее...

5. Это все глупости!

6. Да она с вами хоть куда пойдет...

7. Ну вы моего ребенка приворожили...

8. Кто это еще должен, я должна?

9. Ну вот, наконец сказала вам...

10. Я сомневаюсь, и теперь еще...

11. Если это серьезно, то это страшно.

12. Все они в этом возрасте такие.

13. Да уж, хороший ребенок, придумаете.

14. И когда она вырастет!

15. Скорее бы все прошло!

16. У вас мало времени на меня, да?

17. Вы, наверно, уже поняли, что я хочу сказать?

18. Вообще-то я нервная.

19. Когда же наконец я к вам еще раз приду.

20. Пусть мама не уходит.

21. Я не хочу называть ее Наташей. Так мою сестру зовут.

Инструкция по выполнению упражнений: «Сфор­мулируйте, какие чувства вызывает у вас лично выска­зывание психолога, обращенное к другому человеку в ситуации интервью. Ваша задача состоит в том, чтобы отрефлексировать и предвидеть содержание чувств возможного собеседника психолога».

1. «Мне кажется, что ты не всегда доволен самим собой».

2. «Мне кажется, то, что есть и как ты об этом думаешь, не всегда одинаково».

3. «Чувствую, тебе иногда хотелось бы быть другим».

4. «Нам трудно понять Друг друга, так как ты часто вы­даешь себя за другого».

 5. «Может быть, я смогу помочь тебе понять себя?»

6. «Мне кажется, что ты иногда раскаиваешься в своих поступках, хотя иначе поступить не можешь».

7. «Мне кажется, что тебе бывает трудно с самим собой, тебе не хотелось бы стать другим?»

8. «Мне кажется, что иногда тебе хочется быть непохо­жим на окружающих тебя людей».

9. «Думаю, что тебе больше нравится играть с мальчика­ми, чем с девочками?»

10. «Тебе бы хотелось кому-то следовать в правилах пове­дения в жизни?»

Инструкция: «Определите, какие чувства вызо­вут у родителей следующие варианты сообщения психологической информации о его ребенке. Сфор­мулируйте словами содержания возможных чувств родителей».

1. «Дома работал, старался, но не все получилось».

2. «Ваша дочка, как каждый ребенок, развивается своими темпами, они немного отстают от тех, которые возмож­ны в ее возрасте».

3. «Она часто затрудняется, не справляется при выполне­нии наших совместных заданий».

4. «Ваш ребенок не полностью использует свои возмож­ности».

5. «Видно, вы сильно переживаете по поводу неуспевае­мости Вашего сына».

6. «Мне показалось, что задания ваш ребенок не всегда выполняет правильно».

7. «Я чувствую, вас не все радует в вашем ребенке».

8. «Я чувствую, вас беспокоит, как развит ваш ребенок»

9. «Наверно, ваш ребенок не очень любит заниматься са

мообразованием».

10. «Несмотря на ограниченные возможности вашего ре бенка, мы хотели бы приложить все усилия, чтоб! помочь ему преодолеть этот барьер».

Инструкция: «Выразите словами чувства, которые1 возникают у вас при рассматривании изображений (1—10). Сформулируйте, по возможности, почему у вас возникло то или иное чувство».

«Изобразите, пользуясь пиктограммами, следую­щие чувства. Сделайте эти изображения на отдельных карточках, номер чувства (1—10) поставьте на обрат­ной стороне карточки, перемешайте карточки, получив­шиеся в ходе работы группы.

— восторг, обида, гнев, ярость, восхищение, доса­да, сожаление, разочарование, сомнение, презрение.

Попробуйте узнать изображения одного и того же чувства, выбрав его произвольно, проведите классифи­кацию всех карточек, ориентируясь на все 10 видов чувств».

 

Задания на освоение парадоксальной инструкции как метода воздействия в интервью

Инструкция: «Определите, какие из приведенных реплик психолога к высказыванию другого человека можно считать парадоксальными инструкциями, объ­ясните свое впечатление от них с точки зрения автора 438 высказывания».

дрнтшшш защит и шшш mm mmvmm тцшцтш_____

Психолог: «Я ему сто раз говорила, а он все равно свое гнет...»

1. Сделайте что-нибудь другое...

2. Я вам предлагаю сделать следующее...

3. Что ж, вам остается оставить эту затею...

4. Скажите это еще 100 раз.

5. Повторяйте это ему еще чаще, а вдруг?

6. Вы все перепробовали?

7. Настойчиво повторяйте это как можно чаще.

8. А если не пробовать, а просто отказаться от этой за­теи?

9. Зачем говорить? Действуйте иначе. 10. Остается принять экстренные меры, да?

Инструкция: «Передайте свое впечатление о сле­дующих парадоксальных инструкциях психологов. Постарайтесь выразить свое переживание как резуль­тат воздействия именно этой инструкции».

1. Думаю, что вам надо не ослаблять напряжение, а уси­ливать его.

2. Почему вы решили, что надо менять, лучше оставить все как было до сих пор.

3. Сделайте это еще несколько раз.

4. Порите его в следующий раз еще сильнее.

5. Ругань иной раз усиливает чувства.

6. Оттолкните его от себя еще дальше.

7. Вы обязаны за него всегда отвечать? Отвечайте и сей­час.

8. Вы должны это повторять и себе, и ему как можно чаще, именно это и чаще.

9. Вы бросили в него тарелку? В следующий раз это дол­жна быть кастрюля.

10. Вы оставили его одного на час, в следующий раз ос­тавьте сразу на два.

Инструкция: «Найдите в высказывании другого че­ловека основания для парадоксальной инструкции, сформулируйте ее. Постарайтесь обосновать необхо­димость именно этого метода воздействия».

1. «К кому я уже не обращалась. Вы —моя последняя надеж­да. Я уже все перепробовала: и, знаете, признаюсь, била

 дщцтшени! задан» и ктт ттч mmmmvi ищкщтт

его и ругала всеми словами, какие знаю и могу ребенку сказать. Ничего не помогает, он только хуже становится. Только хуже, все на него жалуются».

2. «Мы уже расходились три раза, но потом всякие квартир­ные обстоятельства снова толкали нас Друг к другу. Я его видеть не могу, мы с ним неделями не разговариваем, нам не скучно друг без друга. Иногда мы даже забываем, что сегодня не виделись. Так все трудно »,

3. «Мы все перепробовали, больше ничего придумать не мо жем. Надоело уже все это — плохое поведение, плохая успеваемость. В школу бы не ходила больше вообще».

4. «Я привыкла к порядку, а он все делает кое-как. Я исправ­лю, а он не замечает моих трудов, снова все портит, слов­но нарочно».

Задания на поиск альтернативных решений

Инструкция: «Сформулируйте основной путь по­иска альтернативных решений следующих психологи­ческих задач».

1. «Я хочу, но не могу».

2. «Я могу, но не хочу».

3. «Я не как все».

4. «Я думаю, но не чувствую».

5. «Я чувствую, но не понимаю».

Напоминание автора

Используйте ту модальность, которая воспринима­ется самим человеком позитивно.

Инструкция: «Прочитайте следующие варианты психологических решений, для каких психологических задач они могут быть использованы, по вашему мне­нию, в качестве альтернатив?»

1. Станьте интересным человеком! Для этого надо получить новые знания. Доступ к ним открыт, они ваши. Любое новое знание обогатит и разнообразит ваше общение с другими людьми. Учитесь и общайтесь на «учебные» темы.

2. Цените то, что хорошо. Даже в самых тяжелых ситуациях есть позитивные моменты. Их надо найти. Несмотря ни на

что, у вас обязательно есть дела, которые получаются хо­рошо. Вспомните о них. У вас хорошо выходит плов? Вы танцуете? Поете? У вас умный кот? Ваш пес показывает чудеса дрессировки ? А ребенок своим первым словом на­звал вас? Разве это не хорошо? Разве это не останется таким?

3. « Если бы я не был (он не был, мы не были)...»

Воображаемый диалог о том, что было бы, если... поможет вам лучше осознать ваши возможные потери и приобре­тения. Он позволит посмотреть вам на вашу жизнь иначе. Словно сказка, он откроет ваши новые чувства.

4. Коллаж из достоинств (я вижу, что они есть).

Потратьте немного времени и соорудите его для себя. Вы­режьте из бумаги (используйте для этого газетные и жур­нальные тексты) и наклейте красиво на большом листе список ваших достоинств. Он украсит не только вашу комнату, но и вашу жизнь.

5. «Острый диалог».

Поссорьтесь с ним без него. Выговорите ему все, что хо­тели бы сказать, но не забывайте и его реплики. Это диа­лог, вас — двое, хотя собеседник и воображаемый.

6. Записки о хорошем настроении.

Пишите их себе и близким. Пишите только о хорошем в своем и их настроении. Вы увидите, что его не так уж мало. . Развивайте навыки социального поведения.

Да, читайте книги о правилах поведения, об этикете. Ваше поведение будет больше нравиться вам, да и окружающие оценят перемены в вас. Это придаст вам уверенность и, поверьте, шарм.

8. Вы и ваша социальная роль (разговор с незнакомцем).

Вам надоело быть учительницей (мамой, кухаркой, женой и др.) Поговорите с этой вашей социальной ролью. Выслу­шайте себя и ее тоже. Это поможет вам уточнить, что же вы — роль или живой человек?

9. Умейте расслабляться!

Для этого есть много путей, напомним некоторые:

Методики восстановления эмоционального равновесия:

• рукоделие,

• музыка,

• декламация стихов,

 щшишии зцим и инни тпи кнштнип ииукцтт

танцы,

посещение парной бани,

массаж,

посещение магазина,

кино,

душ,

дыхательные упражнения,

бокс с невидимым противником,

общение с детьми,

логический самоанализ событий,

чтение детективов;

ежедневно 1—3 мин. — на анализ общения, строгий ана­лиз ошибок, и в ближайшее время постарайтесь их испра­вить.

Пс ихогиги ена.

1. Учиться отдыхать от общения, создавать для себя полосы молчания, хотя бы 2—3 часа в неделю. При этом полезно заниматься аутогенной тренировкой.

2. Не допускать однообразия общения.

3. Нельзя постоянно быть в рамках социальной роли — от­дохнуть от себя как от партнера общения, побыть какое-то время другим.

4. Нельзя надолго оставаться лишенным духовного обще­ния, чтобы не механизировался внутренний мир.

5. Одежда и внешность.

Поход в парикмахерскую и новая линия в одежде преоб­разуют ваше самоощущение. Постоянство в этом деле не самый верный помощник для жизни.

6'. Приветствие.

Научитесь выражать его по-разному. Предлагаемые вам словесные формулы только начало для вашего личного творчества:

— Здравствуйте!

— Как я рад вас видеть!

— Приветствую вас!

— Здравия желаю!

— Мое почтение!

— Сколько лет— сколько зим!

— Какая встреча!

— Доброе утро! (вечер, день)

7. Анонимная беседа.

Телефон доверия, незнакомец в пути, случайный сосед на скамейке в парке, таксист — люди, которым вы можете смело доверять свои личные проблемы. Выговорившись, вы почувствуете облегчение, а они поймут, что сделали доброе дело, выслушав вас.

8. Комплименты.

Это знак внимания к другим людям. Умейте их сказать, захотите их сказать.

9. Имейте, что сказать...

Ваши любимые темы? Да, они должны быть. Но есть и темы общие. Такой общей темой может быть то, что не­посредственно присутствует в ситуации, что объединяет всех людей в ней. Это и есть общая тема.

10. Начало разговора.

Не знаете, с чего начать? Проявите интерес к собеседни­ку. Это правило давно известно. Именно от интереса к другому человеку можно перейти к любой другой теме.

11. Поддержание разговора.

Говорят, что разговор становится бесконечным, если люди начинают говорить о себе. Попробуйте задавать вопросы о собеседнике.

12. Учитесь слушать активно.

Кивок головой, взгляд в глаза, поза, направленная к собе­седнику, реплики согласия и удовлетворения, уточнение мысли говорящего — это и наука, и искусство активного слушания.

13. Путешествие.

О пользе путешествий известно давно. Часто расстояние при этом не имеет значения. Важны впечатления, которые вы получите, перемещаясь в пространстве! Поехали!

14. Елочные игрушки.

Их созерцание и перекладывание задолго до Нового года рождает чудесное настроение, позволяет увидеть свою жизнь в новом свете.

15. Семейный альбом.

Не забывайте о старых фотографиях. Кроме ностальги­ческих чувств, они помогут заново пережить вам и ваши жизненные достижения.

16. Минуты спокойствия.

 apiiin'HHnwm la icmiiiii тиши дсшшписнп шсрпиршши

Они необходимы каждому, научитесь находить их для себя и пользоваться ими, расслабляясь до конца. Удобно устроившись, проведя несколько минут наедине с собой, вы сможете привести ваши чувства в порядок, отдалите суетное и случайное от важного, существенного для вас.

17. Научитесь выражать свои чувства словами. Помните, что окружающие просто не обязаны разгадывать их, да к тому же они еще погружены и в свои собственные чув­ства.

Сделайте свои чувства открытыми — в этом вам помогут ваши Я-высказывания. Они строятся так:

Я хочу...

Я могу...

Я собираюсь...

Ядумаю...

Я чувствую себя...

Вместо точек, продолжая это высказывание, вы говорите только о себе, о своих чувствах, исключая обращение к «вы», «мы» и «ты».

Не надо ссылаться на кого-то или что-то, пусть ваша от­крытость будет вашим текстом, доступным для понима­ния окружающими.

18. Изменение жизненного пространства. Перестановка ме­бели в доме — это не только обновление внешних условий жизни, это одновременно и путешествие к собственному «Я», поиск его новых, часто неожиданных для самого себя качеств.

19. Рисунок.

Сделайте шедевр, выберите спокойную минуту и на чис­том листе бумаги карандашом, фломастером, красками — чем хотите — выразите свое состояние. Ваш шедевр мо­жет заслужить не только ваше внимание.

20. Танец для себя.

Да, для себя под музыку, которая вам очень нравится, а вы нравитесь (понравитесь Ьбязательно) себе, когда только почувствуете ее влияние на вас, танцующую.

21. Сравнение.

На кого вы сейчас похожи, на что вы сейчас похожи? Радует ли вас этот образ ? Стоит найти более симпатичное сравнение. «Я похожа сейчас на...» Надеюсь, что не на мокрую курицу...

22. Сказки. Вы давно их не читаете?

Стоит прочитать хотя бы несколько сказок Г. Андерсена. Он ждет вас, спешите.

23. Найдите новое слово.

Вы постоянно думаете о том, что вы «должны», замените в своих мыслях это слово другим, «я хочу», «я согласна».

24. Сделайте неожиданно для себя действие, сделайте то, что Вам хочется, например, поднимите с дороги камешек и подбросьте его вверх. Посмотрите, сколько неожидан­ных радостей вы можете подарить себе. Верните на время свое детство.

Задания на идентификацию потенциальных возможностей другого человека

Эти упражнения позволяют психологу осознать и усовершенствовать процесс поиска и демонстрации для другого человека потенциальных возможностей, связанных разными свойствами, психической реаль­ности.

При выборе заданий психолог, естественно, ори­ентируется на содержание психологической задачи другого человека.

Упражнение на идентификацию потенциальных возможностей в модальности «Я думаю»...

Задача психолога в том, чтобы показать зависи­мость эффективности деятельности от содержания мышления о ней:

Перед интервьюируемым положить лист бумаги, где изображены две линии:

Психолог просит его взять ручку и держать ее на весу (локоть при этом держат параллельно столу) и с закрытыми глазами 30 раз поразить мишень № 1.

Затем психолог просит интервьюируемого открыть глаза и руку с ручкой держать над мишенью № 2. При этом мысленно (с открытыми глазами) представить себе, что происходит поражение мишени № 2 10 раз. Затем глаза закрыть и, не меняя положение руки, 30 раз поразить мишень. Демонстрируется влияние мыс­ленной тренировки на результаты его деятельности.

Обсуждается и фиксируется как значимое влияние ^держания личности на результат действия.

 1щтщм ii icnuiniitHlHi mqiniinin

IpaKTHtHit щню h umm mum mmmum тцлщтт

Это дает возможность идентифицировать потенци­альные возможности интеллекта другого человека для решения им его психологической задачи.

Упражнение иа идентификацию чувств и ш ватенцмальных возможностей

Использование дифференцированного опросника чувств (ДОЧ). Это краткий каталог чувств, отражающий актуальные и потенциальные состояния человека. В этих списках самооценка проводится в колонке «Я», а оценка других людей в других колонках, где могут быть указаны инициалы или имя.

Дифференцированный опросник чувств (ДОЧ)

Чье чувство

Всего

Примечание

Чувство

1 любовь

2. терпение

3. доверие

4. надежда

5, страх

6. одиночество

7.усталость

8. апатия

9. раздражение

10.свобода

11. напряжение

12. опустошенность

13 растерянность

14. восторг

15 уверенность

16. вдохновение

17. угнетенность

18 споюйствие

19. смггение

20. раздвоенность

Заполнение ДОЧ возможно с ориентацией на се­годняшнее состояние (актуальное) и на потенциальное (желаемое) состояние (см. таблицу на след. странице).

Выраженность чувств может быть оценена по 10-балльной системе: 10 — максимальное выражение, О — минимальное.

Заполнение ДОЧ позволит интервьюируемому ре­шить задачу фиксации чувств другого человека, опре­делить выраженность разных чувств в его окруже­нии — составить своего рода карту эмоционального окружения.

Упражнение на идентификацию возможностей человека в ситуации интервью

Работа с модальностью «я могу», по нашему мне­нию, является необычайно важной. Она должна начи­наться с выяснения возможностей человека в сфере предметных действий — это составление списка акту­альных возможностей (CAB). Он строится как продол­жение незаконченных предложений: «Я могу...»

Затем выясняются возможности человека в ана­лизе межличностных отношений и в анализе своего «Я». Направление анализа — направление продолже­ния незаконченных предложений через образец зада­ет психолог. Например: «Я могу узнать, когда люди...», «Я могупонять, когда люди...», «Я могуповерить, ког­да люди...», «Я могу разобраться в том, когда чело­век...», «Я могу представить себе, что люди...». Мате­риалом для построения незаконченных предложений служит содержание психологической задачи, которая решается в ходе интервью.

 llpiKTI'miK ЗЩШ И ICilHIt ШИН» ШИШШТООГ» ШСрИИрШШИ

При работе с модальностью «Я хочу» психолог может использовать идентификацию желаний с помо­щью списка желаний и последующего обсуждения их реалистичности.

При работе с идентификацией модальности Я-кон-цепции психолог может прибегать к приемам, описан­ным в виде следующих упражнений:

1. Как вы чувствуете, на что или на кого вы сейчас больше всего похожи? Почему?

2. На кого или на что вы хотели бы быть похожи?

Почему?

В ответах на эти вопросы можно увидеть динамику Я-концепции другого человека, возможность пережи­вать источник этой динамики.

Кроме того, идентификацию Я-концепции и ее по­тенциальных возможностей можно исследовать с по­мощью методики ЗОЯК, которая дает материал для осознания человеком обоснования своего воздействия на себя и на другого человека.

Применение этой методики в практике консульти­рования показало, что большинство взрослых людей отказывают себе в возможности развития и пережива­ют воздействие другого человека как важное для себя с точки зрения возможностей изменения характерис­тик своего внутреннего мира. Это исходная позиция в применении этой методики и ее интерпретации с точ­ки зрения консультирования взрослых.

Остановимся на ней подробнее.

Исследование Я-концепции как обоснования воздействия на другого человека

Инструкция: Отметьте 10 баллами то суждение, которое в большей степени отвечает вашему мнению, а 0 баллов — за суждение, которое в минимальной сте­пени отвечает вашему мнению, другие варианты отве­тов — 9,8,7,6,5,4,3,2,1, используйте по необходимости выразить свое отношение к суждению.

1. Можно увидеть развитие человека по его поступкам.

2. Развитие человека проявляется в его намерениях, и его желаниях.

3. Развитие человека проявляется в том, что он делает.

4. Развитие человека можно определить по его речи.

5. Развитие человека можно определить по его отноше­нию к другим людям.

6. Только в отношении к себе можно увидеть развитие человека: каким он себя считает — это и говорит о его развитии.

7. Развитие проявляется в успехах человека — чему он на­учился, в сравнении с тем, что когда-то умел.

8. О развитии человека говорит сложность его мыслей.

9. Развитие человека проявляется в его знаниях, эруди­ции.

10. Развитие человека проявляется в его совести.

11. В каждом человеке от рождения заложены способнос­ти, они и проявляются в ходе его жизни.

12. Человека делают человеком обстоятельства его жизни.

13. Человека всегда можно воспитать и сделать из него настоящую личность.

14. Еще никому не удавалось переделать природу челове­ка— он будет таким, каким создан.

15. В каждом человеке есть силы для саморазвития, им не надо мешать.

16. Человек сам может влиять на свое развитие.

17. В человеке есть все для развития, только надо создать для него соответствующие условия.

18. Все зависит от того, чего человек будет хотеть, — это и определит его развитие.

19. Только знания могут определить развитие человека.

20. Человек должен знать себя — в этом его развитие.

21. -Каждый человек немножко ненормальный с точки зре­ния других людей.

22. Все люди разные— нормы быть не может.

23. Нормальный человек тот, кто отвечает за себя и за Дру­гих.

24. Нормальный человек — это тот, кто делает все, как все люди.

25. Нормальный человек — это тот, кто может жить с дру­гими и не приносить им вреда.

26. Нормальный — всегда средний человек, он всегда дела­ет все не хуже и не лучше других.

27. Нормальный человек — это тот, кто может отвечать перед законом.

28. Если у человека здоровая психика, то он нормальный.

15 Абрамова Г. С.

 llpamitcm защш li кишб tikihi шшшичесшо шфпироааши

29. Нормальный тот, кто может учиться, кто может усва­ивать знания.

30. Нормальный человек владеет собой.

31. Мне проще показать, что надо делать, чем объяснять.

32. Мне проще объяснить, что надо делать, чем показать.

33. Мне проще показать и объяснить, что надо делать.

34. Всегда вмешаюсь, если при мне что-то делают непра­вильно.

35. Никогда не вмешиваюсь, если кто-то что-то делает не­правильно, пусть учится на своих ошибках.

36. Научиться на своих ошибках можно, на чужих — нельзя

37. Лучше, если тебе посоветуют, как надо делать.

38. Лучше самому решать, как надо делать.

39. Хорошо, когда тебя учат, исправляют то, что ты сделал неправильно.

40. Хорошо, когда ты сам исправляешь свои ошибки, пони­маешь их.

41. Я не люблю, когда мне говорят обо мне, о моих каче­ствах как человека, все хорошее и плохое я знаю сам.

42. Я люблю поговорить о себе даже с незнакомыми лю­дьми.

43. Терпеть не могу, когда учат, как жить.

44. Не люблю, когда меня жалеют.

45. Я прислушиваюсь к советам других людей.

46. Я нуждаюсь в жалости других людей.

47. Мне кажется, что от каждого человека можно чему-то научиться.

48. Невыносимо, когда курицу учат яйца.

49. Людей нужно слушать, а делать по-своему.

50. Есть смысл делать по совету, если это совет умного человека.

51. Я считаю себя сложившимся человеком.

52. Думаю, что большинство моих качеств уже сформиро­вались, они будут неизменными в дальнейшей жизни.

53. Я считаю, что может измениться взгляд на мир, напри­мер, от потрясения, а так уже все сформировалось.

54. Думаю, что у меня еще есть возможность измениться, но это будет зависеть от тех обстоятельств, в которых я буду жить.

55. Думаю, что смогу измениться, если меня к этому выну­дят.

56. Я считаю, что человек должен меняться всю жизнь, он сам определяет свое изменение.

57. Наверно, со стороны будет лучше заметить: в чем че­ловек меняется, а в чем — нет.

58. Мне кажется, что изменение будет происходить есте­ственно, как старение.

59. Лучше, если человек не меняется, он остается самим собой.

60. Могут измениться знания, привычки, но в целом чело­век не меняется.

Ключ к методике: 1,11,21,31,41,51 — 10 баллов, т. е. сумма = 60 баллов, это оценивается как совпадение с ключом, любое несовпадение оценивается 0 баллов. Максимальное число раскрывается следующим обра­зом: осознание своей открытости к воздействию дру­гих людей, признание ценности другого человека, ори­ентация на объективные критерии нормы психического развития, стремление к изменению образа Я, призна­ние автономности личности, ориентация на сложные социальные критерии развития человека. Минималь­ное число баллов — 0 баллов: осознание закрытое™ к воздействию других людей, признание ценности себя, ориентация на субъективные критерии в понимании нормы психического развития, неизменность образа Я, зависимость развития от других людей, ориентация на простые критерии развития человека.

Промежуточные характеристики Я-концепции могут быть составлены с использованием следующей таблицы факторов:

фактор 1 (1—10) развитие другого: сложный и нео­днозначный критерий развития человека — простой и однозначный критерий развития человека,

фактор 2 (11—20) представление о развитии чело­века: сложное представление о механизмах развития человека — простое представление о механизмах раз­вития человека,

фактор 3 (21—30) использование представлений о норме психического развития: использование критери­ев нормы психического развития — создание критери­ев нормы психического развития,

фактор 4 (31—40) представление о воздействии на другого человека: ответственность — безответствен­ность, 15*

 фактор 5 (41—50) воздействие на меня другого человека: значимость других — незначимость других.

фактор 6 (51—60) мое развитие: признание авто­номности личности и механизмов самоактуализации — непризнание автономности личности и механизмов самоактуализации.

Выполнение заданий на идентификацию Я-кон-цепции дает возможность, по нашему мнению, пере­жить психологу состояние другого человека, который в ходе интервью встречается с необходимостью струк­турирования своей психической реальности с помо­щью средств, предлагаемых психологом.

Возможность использования различных методик при организации интервью определяется профессио­нальным осознанием для психолога роли и места ре­зультатов работы по этим методикам в общей структу­ре интервью.

Пятый этап интервью предполагает возможность использования приемов воздействия, напомним уже описанные: пересказ, демонстрация приема воздей­ствия, составление индивидуальных правил и про­грамм, письмо психолога другому человеку, библиоте-рапия повторного приема.

Упражнение «Письмо ясихвжа»

Напишите несколько писем, выбрав возможные адресаты из следующего списка, обсудите тексты пи­сем в группе:

1. Любительнице чистоты, которую раздражает любой не­порядок (38 лет).

2. Мальчику (13 лет), который не знает, как понравиться девочке.

3. Девочке (9 лет), которая украла деньги и на них купила гостинцев всему классу.

4. Подростку (15 лет), который ненавидит людей.

5. Девочке (14 лет), которая больше всего на свете боится, что она некрасивая.

6. Девочке (13 лет), которая очень красива.

7. Маме мальчика (9 лет), который не хочет быть мальчи­ком.

8. Папе девочки (7 лет), который не живет с ней.

Яршпщ» нщш и ктт нти тшттт тцшцтт_____

9. Папе мальчика (10 лет), который не верит в разум сына.

10. Бабушке девочки (7 лет), которую она воспитывает одна, и терпение ее уже на пределе.

Возможный алгоритм написания письма:

1. Обозначить распределение ответственности.

2. Уточнить возможности психолога и адресата.

3. Сообщить безоценочно психологическую информацию.

4. Обозначить свою позицию через обратную связь.

5. Наметить перспективы адресата.

Вопросы к зачету

1. Какому виду психологической помощи принадле­жит такое рефлексивное переживание психолога:

— Наконец-то я понял, что он от меня хочет.

— Боже, ничего не понимаю...

— От этого человека все можно ожидать.

— Мы еще посмотрим, кто—кого...

— Да, а еще говорил, что он нормальный человек.

2. На каком этапе консультирования у психолога может быть такое рефлексивное переживание:

— Что это он пытается сказать?

— Надо проверить, правильно ли я поняла...

— Такое в моей практике уже встречалось...

— И он меня еще учит жить.

— Что же он от меня хочет...

— Как же его остановить?

— Неужели я ему еще не надоела?

3. Какую ошибку совершает психолог, говоря клиен­ту следующие слова:

— Вы мне об этом уже говорили.

— Достаточно, я уже поняла, что вы хотели ска­зать.

— Естественно, по-другому это и понять невоз­можно.

— Что вы, что вы, я знаю, что говорю.

4. Кто из участников консультирования:

— может и должен сопротивляться давлению дру­гого,

— может и должен прояснять свою точку зрения до конца,

— может и должен слушать другого человека,

 — может и должен сдерживать свои чувства,

— может и должен учитывать чувства других лю­дей,

— может и должен сориентироваться на измене­ние ситуации.

5. Какое из рефлексивных переживаний принадле­жит психологу, а какое — интервьюируемому:

— Когда же лечить начнут?

— Кажется, понимаю, о чем идет речь!

— Что это она заставляет меня повторять эти ис­тины?

— Когда же она закончит ходить по кругу?

— Ну, сейчас я ее расколю, мы еще посмотрим, кто из нас умный!

6. Какое из рефлексивных переживаний отражает эффективное интервью, с точки зрения клиента:

— Раз в жизни выговорился!

— Знал бы я...

— Психология — вредная вещь.

— Это не для меня.

— Что-то я, кажется, ничего не понял!

— Я-то все понял, все понял, а вот она...

— Что я наговорил?

— Всю душу вымотала!

Приложение к практикуму

Как им пользоваться

В приложении представлены два относительно са­мостоятельных текста: 1) «Про танцующих лошадок, бес­порядок и порядок», 2) «Со мною вот что происходит».

Общая идея, которая объединяет эти тексты, со­стоит в том, что все они позволяют человеку, работаю­щему с ними, ввести в отношения с другими людьми различные свойства психической реальности и сделать их предметом совместного взаимодействия.

Известно, что свойства психической реальности достаточно сложно репрезентировать — сделать их как бы видимыми, осязаемыми. Однако именно эту задачу решает профессионал в ситуации психологического консультирования.

Как сделать психическую реальность доступной для обсуждения в индивидуальной и групповой работе с людьми? Для этого существует множество способов, но, кажется, что одним из наиболее общих способов являет­ся способ опосредованного представления качеств пси­хической реальности через текст. Текст позволяет создать ситуацию внешнего и внутреннего диалога или полило­га, где одновременно могут существовать различные позиции. Эти позиции фиксируются для построения особого предмета взаимодействия — свойств психичес­кой реальности. Напомним, что эти свойства позволяют

 как бы описать карту субъективного, они задают своего рода топологическое видение психической реальности, где каждое ее качество представлено в своеобразной предметной форме.

Предлагаемые читателю тексты приложения и вы­полняют эту роль — в предметной (текстовой и графи­ческой) форме выделяют разные параметры в тополо­гии субъективного.

Какие это параметры? Остановимся подробнее на каждом тексте и таким образом покажем возможности его применения в консультировании.

«Про танцующих лошадок, беспорядок и порядок». Этот текст позволяет использовать категорию сказки как один из способов мышления человека о многознач­ности и организованности психической реальности. Через использование категории сказки можно зафик­сировать для участников взаимодействия наличие не­скольких позиций, соотношение между различными позициями, необходимость взаимодействия по прави­лам, соответствующим свойствам предмета взаимодей­ствия, ввести понятие ответственности, а также обсуж­дать понятие дома и необходимость его сохранения для обеспечения жизни — ее устойчивых законов.

Одновременно через работу в категории сказки мож­но показать человеку (на содержании его индивидуаль­ной истории) возможные, в том числе и возможные аль­тернативные, пути движения в логике его событий.

Фактически этот текст можно использовать на эта­пе выработки альтернативных решений с целью рас­ширения спектра переживаний качеств психической реальности участников профессионального взаимодей­ствия. Текст может читаться индивидуально или обсуж­даться в группе; цели работы профессионала при этом состоят в том, чтобы через отношение читателей к тек­сту вызвать у них переживание многозначности ка­честв психической реальности через появление в сказ­ке других (нетождественных герою персонажей) и одновременно через анализ логики сказочных событий пережить возможные варианты новой организации психической реальности.

Говоря по-другому, через придумывание сказки и использование ее как средства мышления о психичес­кой реальности у человека есть возможность посмот-

Др| ищвдк «мхи, itciipm» « ирин

реть на мир, его мир, иначе, обновить Я-чувство психо­логического пространства и психологического времени. Сказка воздействует на самые важные параметры орга­низации психической реальности.

«Со мною вот что происходит» — этот текст пред­ставляет собой рефлексивные монологи людей, пере­живающих кризисные периоды в своей жизни. Как известно, это именно те моменты в личной биографии человека, когда он интенсивно переживает изменение качеств своей психической реальности, как бы внезап­но (для себя) обнаруживает их присутствие и амбива­лентность их проявления — они его, принадлежат ему, но другими воспринимаются совсем иначе, как случай­ные или вредные качества.

В ситуациях психологического консультирования на этапе формулировки проблемы эти письма (или их отрывки) могли бы сыграть роль средств, фиксирую­щих динамичность (логику, в первую очередь) собы­тий индивидуальной судьбы человека или при работе с группой могли бы выступить в качестве инструмента для создания обобщенного образца человека конкрет­ного возраста (подобная задача бывает крайне важной при объяснении родителям проблем детей в кризис­ные периоды их развития).

Применение этих текстов в практике психологичес­кого консультирования показало, что они дают возмож­ность приблизиться к решению важнейшей задачи пси­хологического консультирования — задачи создания в качестве предмета взаимодействия свойств психичес­кой реальности.

И Про танцующих лошадок, беспорядок и порядок

Эта книга для детей и взрослых, которые думают над своей жизнью и стремятся сделать ее интерес­нее сами. Как это делается? Читайте, может быть, и вы узнаете в книге себя.

глава1, КОТОРАЯ НАЧИНАЕТСЯ ТАК:

Лошадки танцевали на арене цирка. Все смотрели и восхищались — как красиво, как ловко это у них получалось.

 Трудно было представить себе, что когда-то лошад­ки этого не умели делать, — танцующие лошадки не умели танцевать. Но так было.

Человек упорно и настойчиво учил лошадок делать эти сложные па, двигаться в такт музыке. Зачем?

Зачем надо было тратить силы и время на то, что­бы лошадки стали делать то, что хочется человеку, а не им самим...

Танцующие лошадки — это так красиво, это похо­же на сказку, на ожившую сказку. В сказке люди и животные понимают друг друга, живут общей жизнью, учатся друг у друга.

Вот и здесь на арене цирка лошадки учат людей понимать животных, учат их видеть и чувствовать не только мир людей, но и другой мир — их мир, лошади­ный. Как в сказке...

Ты знаешь, что во многих сказках есть слова о том, что мол, сказка — ложь, да в ней намек, добрым молод­цам урок.

Вот и лошадки, танцуя перед нами, дают нам, лю­дям, урок — урок преодоления себя, урок рождения в себе нового, если хочешь, урок поиска своих возмож­ностей. Вместе с человеком они преодолели свое не­умение танцевать, так в их жизни появилась новая возможность —движение под музыку. Человек помог им найти ее.

Да и сам человек получил новое знание о свойствах музыки, о качествах животных, о своих качествах как их учителя... Видишь, сколько всего произошло, когда стала оживать сказка. Сказки оживают по-разному. Думаю, что ты знаешь о том, что кроме цирка сказка может ожить в театре, в мультфильме или кинофильме.

Сказочные герои могут быть куклами, и тогда ты сам оживишь сказку, играя с ними.

Сказка оживает в твоем воображении, когда ты ее чи­таешь (или тебе ее читает кто-то) в книге с картинками.

Но самое главное волшебство сказки раскрывает­ся тогда, когда ее тебе рассказывают. Рассказывают на память, не читая по книге, не включая телевизор или магнитофон.

Ты когда-нибудь слушал так сказку? Надеюсь, что «да». Но если с тобой этого давно не случалось, то

Пр8 тцщп mw. ittHpun Ирин

попроси об этом взрослых. Пусть мама, папа или ба­бушка расскажут тебе хотя бы одну сказку. Устройтесь поудобнее рядом, а ты внимательно слушай, тогда и узнаешь главное волшебство сказки.

Тебе хотелось бы опередить события и скорее уз­нать, в чем состоит это главное волшебство. Думаю, что в этом деле торопиться не стоит. Другие страни­цы этой книжки есть смысл читать только после того, как ты это волшебство переживешь сам вместе со ска­зителем, с тем, кто расскажет тебе сказку. Слушай внимательно.

глава 2. волшебное УСТРОЕНО ТАК...

Пока ты слушал сказку, я нарисовала для тебя кар­ту сказки. Да, представь себе, такая карта есть, ее сумел составить очень любознательный человек — Владимир Яковлевич Пропп. Он прочитал и прослушал много-много сказок разных народов и понял, что волшебное во всех сказках появляется не случайно, есть свои пра­вила волшебства, свой порядок.

Вот по этим правилам и составлена карта, она поможет тебе пройти по всей сказке от начала до кон­ца и не заблудиться. За время похода по сказке ты сможешь пережить множество чувств. Каких? Самых разных, но главные среди них — удивление и радость. Удивление от того, что узнаешь много неожиданного для себя даже о себе самом и о сказителе, а не только о героях сказки. Радость будет обязательно, ведь что бы ни случилось с ее героями, в ней все всегда хоро­шо кончается. Сказки не бывают грустными.

Пока ты рассматриваешь карту сказки, я тебе не­много расскажу о ней. Смотри, сказка начинается с предписания или запрета. Таким образом, сказитель сразу обозначает для нас героя сказки и его отноше­ние к другим людям, как бы правила поведения героя среди людей или среди предметов. Мы сразу понима­ем, как живет герой, как устроен мир вокруг него, что в этом мире хорошего, а что — плохого. Герой начи­нает действовать в своем мире и своими действиями нарушает запрет или предписание. Он поступил по-своему, как ему хотелось, а не так, как указывали пра­вила.

 Цнтт » цтцщ

Про lamimi»» шищ», i!ip»»n » шрщп

Карта сказки

1. Предписание или запрет           11. Победа героя

2. Нарушение предписания          12. Возвращение героя

3. Вредительство              13. Прибытие домой

4. Отъезд героя  14. Ложный герой

5. Задача             15. Трудные испытания

6. Встреча с дарителем  16. Беда исчезает

7. Волшебные дары         17. Узнавание героя

8. Появление героя           18. Ложного герояизобличают

9. Появление злодея         19. Наказание злодея или запрет

10. Борьба героя и злодея              20. Свадьба

Через этот свой поступок герой обнаруживает свою собственную жизнь, ему приходится думать над ее устройством и переустройством, ведь ему стало плохо — произошло вредительство, которое наруши­ло течение его привычной, устроенной и понятной жизни. Ему приходится менять место своего житель­ства, менять весь распорядок своей жизни — отъез­жать.

Отъезд дает герою шанс построить свою жизнь как бы заново, найти свои новые возможности, уточнить свои жизненные задачи. Происходит это при встрече с другим человеком, в сказке — это даритель, который приносит волшебные дары. Дары — это такие предме­ты, которые помогают герою лучше узнать себя, свои возможности. Это новое знание позволяет ему иначе понять себя, как бы увеличить свои силы для устрой­ства жизни.

Герою силы очень нужны, ведь его ждет появле­ние злодея — того, кто хочет отнять у него все: силу, удачу, красоту, здоровье, дом, любимого человека. Вот и начинается борьба героя и злодея.

В этой борьбе каждый из них показывает все свои качества. Конечно, герой проявляет себя с лучшей стороны, и борьба заканчивается его победой.

Герой-победитель возвращается в свой дом. Как бы начинает свою жизнь заново, но дом за время от­сутствия изменился, в нем появились другие люди, ложный герой среди них. Этот ложный герой, как тень, как второе Я героя, он внешне похож на него, а на самом деле по своим качествам совсем не такой, как герой.

Приходится пройти через трудные испытания, чтобы все люди, да и сам герой, снова узнали истин­ные качества друг друга. Когда это случается, беда исчезает, все заново узнают друг друга, герой сказки начинает занимать то место, которое он должен зани­мать по своим качествам и умениям.

Ложного героя изобличают, злодея наказывают — жизнь становится настоящей, в ней все принимает тот вид, который можно назвать жизненным порядком. И все начинает стремиться к лучшему, это лучшее бы­вает в человеческой жизни только там, где есть любовь, где люди понимают друг друга — так в сказку прихо­дит свадьба. Вместе со свадьбой надежда, вера и лю­бовь как главные свойства человека, которые помога­ют ему в устройстве и переустройстве жизни.

Слушатель сказки и ее рассказчик — сказитель, оба понимают, что все должно закончиться хорошо. Скази­тель смеется над трудностями героя и одновременно сочувствует ему, слушатель замирает от страха за судь­бу героя, но одновременно уверен в его возможностях.

У слушателя сказки появляется шанс прожить вместе с героем как бы две жизни: жизнь героя и свою собственную. Это — главное волшебство сказки.

Сказитель своим отношением к герою, своим со­чувствием ему помогает понять слушателю, что герой сказки справится со своей жизненной задачей. Скази­тель интонацией поддерживает в слушателе веру в хороший конец сказки. А слушатель, следя напряжен­но за событиями, понимает, чувствует, что его не пута­ют, не стращают, а наоборот, подбадривают, дают но­вые силы, дают уверенность в себе, в своих мыслях, в своих чувствах.

Да, в сказке все происходит понарошку, все как бы не на самом деле, а человек, прослушав сказку, изме­няется. Значит, он чему-то научился! Чему?

Сказка научила человека различать то, что происхо­дит на самом деле и то, что человек сам придумал. Она как бы сказала ему, — да ты и сам это слышал от сказ­ки: «Не бойся, выдумывай, пробуй свои силы, выдумы­вай доброе, а не злое, и тогда у тебя все обязательно получится».

Сказка говорила: «Ты человек, ты можешь созда­вать мир таким, каким захочешь. Если ты будешь знать

 и любить все, что тебя окружает, ты принесешь себе и людям добро и счастье».

Сказка не заставляла, не требовала, не просила, она только намекала, рассчитывая на чуткое ухо...

В сказке надо услышать и понять, что Доброта и Красота живут в самом человеке. Он сам может это в себе открыть и сохранить, а она, сказка, поможет под­держать уверенность в обязательной победе Добра и Красоты. Такой в мире сказки порядок... Такой поря­док в жизни хотела бы сохранить для тебя и для всех людей сказка.

Обижая друг друга, мы говорим иногда: «Не рас­сказывай сказки...» Сказка— вымысел, но не ложь. Сказка — выдумка, но не случайная... Сказка — мечта, сказка — праздник, сказка — идеал, сказка — подарок нам из прошлого, сказка — наш подарок в будущее... Оставляя себя без нее, мы словно остаемся без време­ни, вне времени жизни людей, уже живших на нашей земле.

Попробуй сам сочинить сказку, двигаясь по карте. Думаю, что у тебя получится. Как обычно начинаются сказки: «Жили-были...» Вот тут уже время найти и слушателя для твоей сказки. Пусть их у тебя будет больше...

глава 3. подарок ДЛЯ ВСЕХ ИЛИ ПОРЯДОК

Думаешь, что здесь нарисовано? Конечно, выдум­ки. Таких зверей не бывает. Ты и сам это знаешь, пото­му что... А вот теперь продолжи это предложение:

«Я знаю точно, что таких зверей не бывает, потому что...»

Какой ответ у тебя получился? Может быть, один из этих: «...потому что их никто не видел», «...потому что такого вообще не бывает», «...потому что это неправ­да». Но скорее всего, у тебя какой-то свой ответ, я его не смогла угадать, ведь это твой собственный ответ, твоя собственная мысль.

Именно они, твои мысли, помогают тебе понимать то, что происходит на самом деле, и то, что происходит с тобой самим. Они как бы позволяют разделить насто­ящее и выдуманное тобой. Если хочешь, то можно ска­зать и так: разделить быль и сказку.

Человеку надо знать о существовании этого разде­ления, чтобы находить общий язык с другими людьми.

Про ташрщш mw, ienopnn » тщп

Без них — других людей, другого человека — наша собственная жизнь была бы практически невозможна.

Представь, как трудно понимают друг друга люди, если перед ними один и тот же предмет, например, чайное блюдце... Один человек его и видит таким— посудой, которой нужно пользоваться как посудой. А д-рутой увидел в нем озеро и уже населил его русалками, водорослями... Как трудно им будет договориться.

Но на помощь приходит подарок, который есть у всех нас, подарок, которым мы пользуемся ежедневно и часто не замечаем его ценности, — это наш родной язык. С его помощью мы можем привести мир, окру­жающий нас, и наш внутренний мир в порядок.

Как это делается? Называя чайное блюдце именно так; а не иначе, мы отделяем его от столовой тарелки, от супницы, от пиалы, подноса... Если мы сейчас назо­вем одно несуществующее животное АЯ, а другое — ЯА, то тоже отделим их друг от друга и от других пред­метов и явлений, свойств... Только вот надо договорить­ся, хотя бы с самим собой, какое из животных АЯ, а какое — ЯА. Решил уже?

Словами человек выражает известное ему отличие одного предмета от другого. Когда люди узнают что-то новое, они придумывают для этого и новые слова. Сей­час, наверное, слова рефлексия, апперцепция, интер­ференция для тебя ничего не значат, но, когда ты бу­дешь изучать устройство внутреннего мира человека, эти слова наполнятся для тебя содержанием и будут помогать думать о свойствах всех людей и о своих тоже.

Когда дети маленькие, они часто выдумывают свои слова, обозначая ими схожие свойства предметов, ча­сто это бывает очень весело. Даже взрослые люди — ученые, писатели, поэты — не забывают этого, и у них тоже рождаются новые слова, а эти слова начинают употреблять и другие люди.

Называя предмет его именем, мы отличаем его от других и одновременно объединяем со сходными пред­метами. Ваша кошка не мышка, она похожа на всех кошек, но если ей дать ее имя, то оно будет только у нее и, конечно, будет ее главным отличием от всех других кошек. А ты как думаешь?

Назвать вещи своими именами — это трудная за­дача. Чтобы с нею справиться, надо точно знать те свой-

 ства вещей, предметов, которые делают их непохожи­ми на другие вещи, предметы, но одновременно при­дают им одинаковые для всех людей, которые будут пользоваться этими названиями, свойства.

Чем больше человеку известно свойств предмета, тем труднее бывает его, этот предмет, назвать, выде­лить его самые главные свойства, без которых предме­та как будто нет.

Вот этот предмет назвать просто, правда? Это (.) — точка. Да, это точка, если мы так назовем изображение, ограниченное на плоскости пятном черного цвета. Но если мы добавим еще несколько свойств, например, таких: 1) это уменьшенное изображение животного, 2) это одушевленный предмет, 3) это животное... то, до­бавляя еще свойства, можно превратить точку в слона. Если ты будешь это делать, то предупреди художника, слон, наверное, займет больше места в книге, чем точ­ка. Слона можно нарисовать

Но мы-то с тобой знаем, что это один и тот же слон, только мы, т. е. ты, сумел увидеть его точкой, велика­ном и очень маленьким слоником. Чтобы тебя лучше поняли другие, пришлось всем сказать о тех превра­щениях слона, которые ты осуществил в своем уме сам.

Твой порядок, твои правила понимания слона мож­но рассказать другим, т. к. ты сам их понял, сам при­думал и сам выразил в слове.

Слова помогают человеку узнать свойства предме­та, даже не прикасаясь к нему, даже не видя на самом деле этого предмета. Так происходит в сказке. Слуша­ешь ее и не знаешь, какие еще события будут, какими еще себя проявят ее герой и злодей, что они еще при­думают... что о них еще придумает сказочник...

Но сказочник придумывает по правилам сказки, поэтому не страшно следовать за ним. Можно угады­вать, чем все дело кончится, а, как известно, конец всему делу венец.

Не страшно, если можно, хотя бы немного угадать то, что будет. Там, где есть порядок, и он тебе известен, страха нет, ты чувствуешь себя уверенно. У тебя все в порядке, все получается. Это действительно подарок для всех — порядок, или, как еще говорят, гармония. Все на своих местах, никто никому не мешает, все всех и все понимают.

Др| тцщп шиш, itCHpm» » ищи

Такое бывает только в сказке, в конце сказки, ког­да зло наказано, а добро торжествует.

Но не успела кончиться одна сказка, приходит вре­мя для другой, все начинается сначала. Кто-то нару­шил порядок, нарушил запрет, и его ждут чудеса и нео­жиданности... Но все вернется на свои места. Каждый человек думает, что он не такой, как все, но через ис­пытания он понимает, что главное в жизни и есть то, чем кончаются все сказки. Ты уже знаешь, что это.

глава 4. О ТОМ, ПОЧЕМУ СКАЗКИ НЕ СТАРЕЮТ...

Новую сказку придумать очень трудно. Что бы ни придумал, а все уже было... Такое впечатление, что все в жизни людей повторяется и ничего не меняется. Это впечатление возникает еще и потому, что в сказках разных народов мира много похожих сюжетов, много похожих событий.

Этому есть много объяснений. Мне по душе такое:

в жизни каждого человека есть общие для всех людей события — рождение, учение, встреча с Добром и Злом, переживание своей силы и бессилия, встреча с любо­вью, приближение смерти, смерть. Вот об этих-то со­бытиях и говорят сказки, конечно, каждая своим язы­ком. Они напоминают человеку о порядке в его жизни, о гармонии. Сказки как бы показывают человеку, что при всех временных отступлениях от порядка жизни, при собственных усилиях человека, при его воздей­ствии на собственную жизнь она все равно войдет в русло. Победа над хаосом, над разрушением жизни неминуема. Сказка возвращает человеку оптимизм, оберегает этот оптимизм даже в самые трудные вре­мена его жизни. Наверно, поэтому с такой любовью и нежностью смотрят люди на танцующих лошадок — они в них видят и свои возможности в преодолении трудностей. Люди хотят сохранить сказки и ставят па­мятники сказочным героям, рисуют их, лепят, выреза­ют... Придуманная жизнь сказочных героев перепле­тается с настоящей жизнью живых людей. Сказочные герои, утверждая своими победами добро, помогают людям сохранить силы для борьбы со злом.

А зло многолико, у него тысячи и тысячи лиц, ко­торые сливаются в одном лице хаоса, разрушения, беспорядка, бессмысленности, бестолковщины. Зло и

 непонимание, зло и разлад, зло и холод, их много, слов, стоящих рядом с этим словом — зло.

В сказке и в жизни зло похоже тем, что оно по­является в виде добра. Оно как бы добро. Надо, что­бы случилось что-то ужасное — нарушился порядок жизни, чтобы проявилось истинное лицо зла. Зло — это вред, боль, разрушение, ложь, воровство. Все злое, сделанное с целью изменить, разрушить поря­док жизни человека. Боль и зло — они рядом, вместе. Преодолеешь боль, победишь зло. Вот и собирается с силами герой сказки, вот и собирается с силами человек, встретившись со злом. Для борьбы нужны силы.

Где их черпать? Где взять силы для борьбы со злом? Говорят, что в вере, в вере, утверждающей неизбеж­ную победу Добра над Злом. Неизбежную победу! Раз­ве не об этом говорят все старые-старые сказки и все новые-новые сказки? Да и твои сказки тоже?

Встречаясь в жизни с многоликим злом, разруша­ющим злом, разрушающим порядок его жизни, чело­век сопротивляется злу. Весь опыт сопротивления, все победы, которые люди одержали и могут одержать над злом, они сохранили в сказках. Передавая сказку от человека к человеку, — из уст в уста, согревая ее сво­ими интонациями, люди как бы говорили друг другу:

«Не бойся, не бойся, жизнь прекрасна, каждому в ней есть место, надо знать это и искать его; тогда все будет в порядке, и ты поймешь главное для себя и сумеешь навести порядок в своей жизни». К сказке стоит при­слушаться, как ты думаешь?

Со мною вот что происходит...

Эта книжка для детей и взрослых, для совмест­ного чтения и чтения наедине с собой. В ней автор говорит с читателями о кризисных возрастных пе­риодах, которые есть в жизни каждого человека. Текст книги представляет собой письма детей и взрослых друг другу и их письма самому себе. Главная задача автора — способствовать развитию понимания между людьми разных возрастов, между взрослыми и детьми.

Со нюи ш т пришит...

От автора — читателям, детям и взрослым

«Дорогие читатели, спешу сообщить вам о том, что все в жизни меняется. Эту старую новую истину мы все прожили и переживем еще не однажды. Все ме­няется быстро или медленно, иногда очень быстро, а иногда очень медленно. Психологи, изучая человечес­кую жизнь, обнаружили существование в ней кризис­ных периодов, когда изменения в самом человеке про­исходят очень-очень быстро. Иногда так быстро и в неожиданном направлении, что это даже пугает ок­ружающих, да и у самого человека вызывает много не­приятных переживаний.

В детстве такие кризисные периоды обычно свя­зывают с периодом новорожденности, с возрастом одного года или чуть более, с тремя годами, а также с шестью-семью годами, затем следует знаменитый своей известностью кризис подросткового возраста, а потом, примерно через семь лет, человек, уже взрос­лый, переживает кризисы.

Все эти отрезки жизни, так непохожие внешне (сравните поведение трехлетнего и взрослого!), очень похожи по тем изменениям, которые они вызывают. Что же меняется в человеке, в его внутреннем мире? Можно ответить одним предложением, очень крат­ко — человек узнает свои новые качества, свои новые свойства, как бы узнает о себе новое. Меняется сам, а значит, приходится изменяться всему, всем, что и кто его окружает.

Человек узнает свои новые физические возможно­сти — знакомится со своим телом, учится жить с ним — растущим, а потом естественно стареющим.

Но самое главное — человек открывает в себе свой внутренний мир как только ему принадлежащие мысли, чувства, желания, возможности, он обобщает их в представлении о себе, о своем Я и своем НЕ-Я, так он учится жить в ладу с самим собой и с другими людьми.

Научиться этому совсем не просто — каждый человек в чем-то противоречит другим людям, в чем-то не согласен с самим собой. Эти противоречия обо­стряются в кризисные периоды, делая отношения человека к себе и к другим людям особенно сложными. Именно в этой противоречивости и сложности рож-

 даются новые качества самого человека, его новые зна­ния о других людях — он учится жить.

Хотелось заглянуть в переживания людей во вре­мя кризисов, посмотреть на мир их глазами, а также увидеть то, что происходит, с точки зрения других людей. Показалось, что жанр письма был бы здесь более уместен, чем какой-либо другой. Вот эти письма...

глава 1. ненаписанные ПИСЬМА

(Из хроники жизни младенца)

Письмо 1. (Всем)

«Мне уже два месяца, сегодня я увидел, что кроме меня, в этом мире есть вы — другие люди. Я очень об­радовался, я смотрел вам в глаза, пытался поговорить, тянулся к вам руками и даже ногами. Я очень хотел вас любить. Я уже люблю вас.

Любовь такое сложное чувство, никогда не знаешь, как его выразить. Это от избытка чувств я укусил ма­мину грудь. Она ведь меня простила? Я не хотел, я не знал, что делал больно, я думал, что это тоже любовь.

Когда я закрываю глаза, вы исчезаете, и мне неко­го любить. Я должен тут же открыть глаза, чтобы вы были. Без вас я могу любить только себя — вот мои пальцы, пятки, а это что такое во рту? Соска! Придется выбросить. Вот это уже интереснее, видимо, это мои волосы, почему-то больно... Что это упало мне на гла­за? Это же мои руки!

Если попробовать убрать, то сразу видно маму, а если еще раз закрыть рукой глаза... О, да это замеча­тельная затея. Игра в «ку-ку» — это то, что надо, для того чтобы обнаружить не только для себя вас, но себя для себя. Не держите мои руки, не закрывайте мои глаза надолго, а то мне страшно — вдруг я больше не найдусь... Нашелся, я нашелся, да и вы тут.

Что это вы от меня хотите? Я уже показывал зайца, я уже приносил мишку. Еще раз? Ладно, принесу! Еще? Ну нет, не буду, не буду вас слушаться!

Я сам себя буду слушаться, я ручки спрячу и не буду, не буду, не буду...

Вы недовольны? Вы думаете, что я не слушаюсь. Правильно, правильно, я вас не слушаюсь, а себя я слушаюсь. Я уже знаю, что я есть, что у меня есть не только руки-ноги-голова, но и в голове что-то...

Cl ми» ill ив пришит...

Точно не знаю, как это называется, но оно говорит мне: «Не слушайся других, а слушайся себя»...

Не бойтесь, я только недолго не слушался. Вот я уже снова с вами и я снова ваш, а вы мои. Я только хотел вам показать, что я — часть вас, я сам, я отдель­ный, у меня могут быть и есть свои желания, просто я не всегда могу их выразить.

Что с вами происходит? Вы всегда все знаете, все можете угадать. Поразительно... Я наблюдал за этим, сначала радует то, что вы все знаете, но очень быстро вы становитесь грустными, скучными. Если происхо­дит уже известное для вас, то вы редко смеетесь. А я так люблю смеяться!

Что если попробовать вас рассмешить? Например, так:

— Ава-мяу!

Почему вы не смеетесь, ведь так не бывает. Соба­ки не мяукают. Поняли, заулыбались, и мне стало ве­селее, да и сил прибавилось. Теперь не только я делаю то, что вы хотите, но и вы делаете то, что я придумал для вас. Мы стали понимать друг друга, мы стали из­менять друг друга.

Но как это трудно, управляться с такими больши­ми, как вы, — не выразить то, что я от вас хочу. С язы­ком у меня еще плоховато, вот после двух лет, говорят, будет проще.

А пока приходится иногда и пореветь, и даже на пол упасть, чтобы вы — другие люди — поняли, чего я от вас хочу. Хочу немного — любви и радости.

Письмо 2. (Ответ единственному)

«Как мы тебя ждали и уже любили. Я думала, что все мои чувства и мысли изменятся — так и произош­ло. Но сколько хлопот свалилось на меня, нет ни сил, ни времени прислушаться к себе, да, порой, и к тебе — стирка, уборка, бессонные ночи... Устаю очень...

Я себя не оправдываю, это очень трудно сразу при­выкнуть к тебе. Ты какой-то незнакомый и родной одновременно, то улыбаешься даже во сне, то кричишь неизвестно почему и так трудно тебя успокоить. Вчера вот вздумал кусаться... С чего бы это? Я даже испуга­лась и никому об этом не сказала.

 Нашел себе занятие: рассматриваешь свои руч­ки, ножки, за волосы тянул себя и кряхтел смешно при этом. В прятки со мной играешь и уже не слушаешь­ся. Скажу тебе, что в этом мало для меня приятного, ведь я должна тебя всему научить. Как же я это сде­лаю, если ты уже меня не слышишь, да еще и сме­ешься при этом.

А упрямый! Ни за что не сделаешь то, что не хо­чешь. Даже вопить начинаешь и ногами раз топал. Умные люди уже советовали шлепать тебя, да не могу — жалко. Но ведь недаром говорят, что детей надо учить, пока поперек лавки лежат... А ты уже вон какой большой — скоро полтора года будет, уже шутить на­учился. Не любишь, когда я грустная, да я не грустная, не бойся, я просто устала... Что ты еще от меня хочешь? Да, этот разговорчик только я могу понять. Вот бы за­писать все эти твои: «ти, ту... ав...» Нужен был бы пе­реводчик с детского на взрослый, но ничего, справля­емся пока сами...

А, ты хотел, чтобы я взяла твою собачку и одела ее. Я так и сделаю...»

глава 2. «Я ЖЕ ВАМ ГОВОРИЛ»

(Из хроники жизни каждого трехлетки и чуть старше)

Письмо 1. (Самому себе)

«Вот уж действительно такие слова. Я на самом деле говорил, а они — другие — ничего не поняли. Я и мол­чал, и плакал, и даже орал и упирался, а они — Дру­гие — ничего не поняли. Понять-то было просто — я хочу делать так, как я хочу, а не так, как они хотят. А сердиться здесь нечего. У человека есть его желания, он же чувствует, как они в нем живут, как они его заставляют говорить: «Я сам!» Это они и меня застав­ляли делать, сопротивляться им очень трудно, да, при­знаться, и не хочется.

Когда чувствуешь, что можешь делать сам, что хо­чешь делать сам, что сам думаешь, о, это непередава­емый восторг. С тобой случается столько всего неве­роятного — начинаешь говорить, начинаешь думать о том, что говоришь, начинаешь разговаривать сам с собой — советуешься даже с собой. Я — это очень

И miii lit т »рнс»ц»т...

интересно и занятно. Это даже можно назвать — «Я», «мне», «мое», «хочу», «не буду», «могу», «не могу»... Очень увлекательно! Как не поговорить об этом с дру­гими, жаль, что опять не всегда они меня понимают, словно не слышат.

Приходится им об этом попроще говорить, даже пореветь и посмотреть, что они будут делать. Помога­ет, правда, не всегда. На стороне других больше силы — могут схватить и потащить, даже если очень не хочешь...

Но мама понимает, когда я для нее реву, а когда для себя. Как ей это удается? Я-то знаю, для кого я реву, даже ору... Как вот она догадывается? Никогда мне об этом говорила, да я и не спрашиваю — забываю, на­верно...

А недавно сочинять начал — стихи сами получи­лись, я даже не ожидал. Интересно, что еще я могу выдумать...

Вот и прыгать научился, и по горке лазаю, руками могу цепляться, а могу и без рук. Это я сам могу...»

Письмо 2. (Самой себе)

«Не справляюсь с трехлетним! Ничего не слуша­ет! Я плохая мать, я ничего не понимаю, ничего не умею. Стыдно перед людьми за его капризы, упрям­ство, бешенство какое-то. Как его такого любить!

С ним в люди выйти стыдно — опозорит своим не­послушанием. Весь в папочку, тот тоже упрямец поря­дочный... Что мне с ним делать, неужели это никогда не кончится, есть же дети как дети... Неужели в нем ничего хорошего нет! Что это я... Он же буквами и цифрами интересуется, раскрашивал вот дома рыбку, сидел ведь, сосредотачивался... А как музыку слушает... Что это я? Я же очень люблю его — упрямца родно­го, — вылитый он...»

глава 3. «могу ТАКОЕ СОЧИНИТЬ»

(Из хроники шестого года жизни каждого человека)

Письмо 1. (Всем-всем-всем)

«Вы не думайте, не думайте, не думайте, что все про детей знаете. Отдали нам игрушки, а сами в них .,, тоже играете. Кто вчера сказал, что его нет, а сам был 4/1

 дома? Кто сказал: «Я тебя не люблю», — а потом обни­мался?.. Мы же дети, играем только так: я говорю, что я еду, а сам знаю, что еду понарошку, ну, играю так... Я, когда говорю, что я — волк и кого-то съем, уже знаю, что я не волк и есть никого не буду... Это все не на самом деле... Вы же сами так все делаете: одну и ту же кошку как только не называете. Перечислять не буду, а то еще обидитесь или вы, или кошка... Конечно, иг­рать очень интересно: можно быть сразу и взрослым и маленьким — кем захочешь. Можно все сразу выду­мать, а можно выдумывать долго-долго, медленно-мед­ленно, только бы захотеть... Я такое могу выдумать, такое... что никто не узнает — было это на самом деле или понарошку. Вы всегда говорите, что я вру, я даже не знаю, что это такое — я только выдумываю.

Мне надо выдумывать, иначе я не смогу понять, что на самом деле, а что понарошку...

Как я заметил, взрослые это тоже не очень хоро­шо знают, они не на все вопросы могут ответить... Вот я стараюсь задавать меньше — лучше сам придумаю, только потом не ругайте, что это неправда. Я еще не всегда понимаю, что такое правда, что такое «на са­мом деле было». Мне кажется, что на самом деле все, что происходит, зависит от меня, я — самый главный, даже луна ночью за мной ходит и тень моя за мной бегает, а я от нее прячусь. Что думают другие? Это я не всегда могу угадать — мне надо объяснять, я пой­му. А вот то, что чувствуют другие, я тоже чувствую, мне бывает всех очень жалко и я думаю о смерти, как ее победить...

Я могу это выдумать, тогда я ничего не боюсь, и маму могу защищать, и сам становлюсь храбрым и мудрым...»

Письмо 2. (Для очень-очень узкого семейного круга)

«Он врет ! Кто его этому учил ?! Выдумывает все, что было и не было. Его разоблачаешь, а он только больше врет. Никакие наказания на него не действу­ют. Такой маленький, а уже испорченный. Это все телевизор, нет, причем тут эти мультики, среди них и ничего есть... Это все в детском саду они учатся, это влияние других детей!.. У нас же нормальная семья, мы же нормальные люди!

tl Mil»III ЧП Пришит...

...Вот ведь, врет и не краснеет, боже, какой стыд... И это мой ребенок! Говорили, его лупить надо. Мало его били, считай, что и не били совсем... А зря, зря!

Как же он в школу пойдет — посмешищем для всех будет — врунишка. Учителя любить не будут... что де­лать?»

глава 4. «лучше БЫТЬ...»

(Из хроники жизни подростков — очень кратко, очень критично, очень лично)

Письмо 1. (Себе от себя)

«Не узнаю себя — расту ежедневно. Все время хочется есть и спать. Презираю себя за эти прыщи, за эти руки, которые некуда девать, за эти так называе­мые ноги... Кто, когда говорил, что я симпатичный. Где этот человек? Нет его?

Отупел до неузнаваемости. Что помнил — забыл, ничего запомнить толком не могу, все путается. Да и логики ни в чем нет, особенно у этих взрослых — се­годня одно, завтра — другое. Не хочу о них — все врут и притворяются... Так хочется от них, от всех на нео­битаемый остров, хотя бы на недельку... Ничего ведь не понимают, ничего. Не хотел о них, да снова начал... Думают, что просто одному — один пропадешь. С ре­бятами нормально, даже хорошо, балдеем, расслабля­емся, конечно, без них, без взрослых.

Быстрее бы вырасти, а то не знаешь толком, что еще от себя ждать, каждое утро надо с собой заново знакомиться.

Соображать вроде лучше начал, понимаю, что взрослые не всесильны. Так, грозят, прикидываются, — а сами всего боятся, да и ума у них... Я бы и то лучше делал, да и делаю кое-что уже.

Вот только любовь... выдумали ее, я запутался — уже и сам не пойму, что я от нее хочу, от этой любви. Еще говорят, что любовь и секс — это не одно и то же, как они понимают. Это только сам можешь понять, я так думаю... Да, тут еще все будущим пугают, что о нем надо думать... Я думаю, но как я могу думать о том, чего я не знаю, — бред какой-то... Как можно думать о том, чего нет, его только выдумать можно как фантастику...

 Cl МШ» 111 НИ 1|1И1И11Т...

трудно придумать

Мы тут с ребятами пробовали — интересное. Бросили.

Да, мы уже взрослые, мы все можем, что и они, мы же тоже как они. Я вот думаю, что мы их настоя­щее зеркало, вот они нас и боятся, вот и говорят вся­кие глупости, грозят, да не боюсь я ничего — не ма­ленький...»

Письмо 2. (Написано и отправлено без помощи почты)

«Я признаю за тобой право на ошибку и на непра­вильные ошибки.

Я признаю за тобой право на тайную и личную жизнь, если эта тайна не угрожает твоей жизни.

Я признаю, что могу тебя неправильно понимать.

Я признаю за тобой право не любить меня, но ты не можешь отнять у меня мою любовь к тебе.

Я признаю за тобой право на личную жизнь, на мои интересы. Я признаю за тобой право отвечать за самого себя и готова прийти тебе на помощь в приня­тии ответственных решений.

Я признаю, что ты знаешь и умеешь что-то лучше, чем я, но и я умею и знаю другое, чем ты, — мы могли бы обменяться... (письмо не дописано, оно заканчива­ется многоточием и следующими словами из стихотво­рения известного в домашних кругах автора:)

Все в мире кончается, Кончится детство — Оставит мечты и Дороги в наследство, Мечты окрыляют, Дороги уводят, По ним улетают, Бывает, уходят, Но, чтобы уйти, Улететь и умчаться, Нам каждому надо С чего-то начаться... С рождения, с дома, С любимого взгляда, С прощения, просьбы, Весеннего сада, С разлуки, с успеха, С руки подающей, С надежды — с семьи

Моей, нашей, живущей

В той точке земли, где

Дороги родятся, где

Дивные сны подрастающим снятся...

глава 5. «Быть взрослым...»

(Из хроники взрослой жизни — отдельные выска­зывания очень разных людей о жизни вообще)

Никогда не думал, что так можно уставать от жизни, просыпаться по утрам не хочется;

— Я и хлеб ем, как пряник, — очень люблю жизнь;

— Вот, говорят, что надежда умирает последней, я думаю, что ее давно похоронил;

— Я вдруг почувствовал, что если не я, то никто, понимаешь, никто этого не сделает...

— Я почувствовал, что стал взрослым тогда, когда защитил мать от отца. Это было страшно, но я смог.

— Как подумаешь о жизни, ничего-то не понимал в молодости, вот если бы все начать с начала...

— Никогда не завидовал молодым, а тут вдруг сер­дце защемило — жизнь-то проходит.

1994, Брест

Оглавление

Запись в СПб по тел: или по скайпу: My status

Хочешь узнавать больше? Получай новые статьи в час публикации